Кто вы, «Воины Аллаха»?

14:08 29/06/2016

48
Как уберечь молодых казахстанцев от неверного выбора

Взрывы в Бельгии и во Франции, атаки боевиков на торговый центр в Кении и отель в Мумбаи, и, наконец, штурм воинской части в Актобе. Любому непредубежденному эксперту ясно: это явления одного порядка. Террористический интернационал под знамёнами радикального ислама объявил войну всему человечеству. И теперь с этим придётся жить. 

Можно ли уберечь молодёжь от фатальных ошибок?  Какое место в планах и действиях «воинов Аллаха» занимают социальные сети?  Об этом наш диалог с  Лесей КАРАТАЕВОЙ, главным научным сотрудником Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК, доктором исторических наук.
- Леся Роллановна! Не так давно я смотрел по телевидению репортаж из сирийского Курдистана. Командир ополченцев демонстрировал на камеру  паспорта погибших боевиков ИГИЛ (или, как его называют в Европе - ДАИШ). Были среди них два небесно-голубых паспорта с гербом Казахстана. Сжалось сердце. Подумалось: где-то мать или жена надеется и ждёт…
- В последнее время это непризнанное государство стало  вербовать боевиков из числа жителей Центральной Азии.  По официальным данным, в Сирии находятся около 400 граждан нашей страны. Они воюют на стороне ДАИШ. Примерно столько же приехало в Сирию на джихад из Таджикистана, чуть меньше - 360 боевиков - являются гражданами Туркменистана. В рядах запрещённого в нашей стране государства воюют около  500 выходцев из Узбекистана и столько же - из Кыргызстана.  Из России отправились на войну  2400 «воинов Аллаха». Считается, что третий по численности воинский контингент в ДАИШ - выходцы из стран СНГ.  Такие данные приводит исследовательский центр  Soufan Group.  
- Утверждают,  что третий по частоте употребления язык в этом преступном государстве - русский. После арабского и английского.
-  Количество людей, потребляющих информацию на русском языке, очень велико. Но кроме арабского, английского и русского языков террористы  ведут свою пропаганду на французском, немецком, турецком, курдском, индонезийском, боснийском, бенгальском языках и урду. Учитывая возрастающий интерес к рекрутинговому потенциалу стран Центральной Азии логично ожидать от ДАИШ усилий по формированию тюркоязычной ветви пропаганды. В упрощённом виде механизм представляется следующим. На постоянной основе работает «машина» по производству текстов, аудио- и видеопродукции, которая впоследствии переводится на другие языки. Террористы учитывают региональную специфику и особенности национального менталитета. Так что определённое количество «посланий»  создаётся непосредственно под конкретную целевую аудиторию, с учётом её уязвимых мест и ценностных ориентаций. Казахстанцам, например, сторонники этого квазигосударства пытаются представить новое понимание семейных ценностей и навязать своё понимание того, каким должно быть «светлое будущее» их детей.

Жёсткий подход. Мягкая сила
- Не так давно казахстанцы  узнали про «жёлтый» и «красный» уровень угроз. Лично я не припомню ничего подобного за всю  историю суверенного Казахстана…
- Новые информационно-коммуникационные технологии облегчили жизнь международному терроризму. Проблема противодействия ему становится всё более актуальной. Сложившаяся ситуация является результатом сочетания ряда факторов. Во-первых,  информационное пространство трансгранично, а интернет-сообщество вполне может быть транснациональным. Современные технологии позволяют быстро и практически беспрепятственно доставлять сообщения в любом формате и в любую точку мира. Во-вторых, интернет-пространство бесконечно, это обстоятельство заметно усложняет процесс противодействия распространению идеологии экстремизма и терроризма. Вы закрыли способствующий террористической деятельности  ресурс в одном месте, но уже на следующей неделе он откроется в другом. В-третьих, использование «всемирной паутины»  значительно снижает затраты на организацию террористической деятельности. Террористы используют интернет для решения широкого спектра задач - это и финансирование деятельности, и логистика, и координация и осуществление непосредственно самих терактов, но основным направлением является, безусловно, пропаганда идеологии насилия. Реальность такова, что наиболее подходящей площадкой для достижения пропагандистских целей являются социальные сети.
 - Можно ли перенести на нашу почву международную практику борьбы с терроризмом? 
- Есть разница между борьбой с терроризмом и экстремизмом  и противодействием этому злу. В первом случае речь идёт о действиях компетентных органов в этой сфере. Работа спецслужб  направлена на выявление террористической активности, предупреждение и пресечение террористических актов, минимизацию и ликвидацию их последствий и т.д. Во втором - о комплексе мер, направленных на  профилактику терроризма и экстремизма. Противодействие предполагает более широкий круг субъектов. Помимо силовых ведомств, это и система образования, и неправительственный сектор и т.д. В первом случае мы говорим о «жёстком подходе», а во втором - о «мягкой силе». Сейчас уже очевидно, что потенциал «мягкой силы» был, скажем так, недооценён. В настоящий момент эта ошибка исправляется. Своё видение необходимых мер государство обозначило в Государственной программе по противодействию религиозному экстремизму и терроризму. Это и есть международная практика. В то же время следует признать, что террористы порождают массу креативных идей, направленных на продвижение своей идеологии. Противодействие, основанное только лишь на применении административного ресурса, не только неэффективно, но и контрпродуктивно. Хотя бы в силу того, что, как правило, представляет собой «ответный ход».  «Мягкая сила» позволяет осуществлять наступательные действия. Обучение, разъяснение, укрепление ценностей, разделяемых в нашем обществе, позволяют сформировать «прививку» от деструктивной идеологии терроризма и экстремизма, а навыки, привитые в ходе обучения, позволят вовремя распознать манипулятивные технологии.

Время рассудит
- Кто у нас занимается контрпропагандой? Государство? Учёные? Простые граждане?
- Конечно, государство. Во-первых, обеспечение общественной безопасности находится в сфере его ответственности. Во-вторых, в руках  государства сосредоточены все необходимые ресурсы - законодательные, финансовые, административные, кадровые и т.д. Государство свою часть работы выполняет, программа по противодействию работает. При акиматах созданы антитеррористические комиссии, проводятся специализированные исследования, запущены проекты по работе с молодёжью.  Силовые ведомства тоже активно работают в рамках своих полномочий и компетенций. Но вы же понимаете, что такой патерналистский подход в условиях новых вызовов и угроз себя изживает.  Безусловно, никто не призывает граждан проявлять героизм в попытке предотвратить или пресечь террористический акт. Это дело профессионалов. Но воспитание детей - это обязанность родителей. Присутствовать в жизни ребёнка в период его взросления, разговаривать о том, «что такое хорошо, а что такое плохо» -  это же нормально.   Если посмотреть на проблему под другим углом, то, конечно, формировать контраргументы, запускаемые в публичное информационное пространство, должны профессионалы. Хотя бы потому, что аудитория, которой они адресованы, неоднородна.  В  самых общих чертах мы можем говорить о гражданах, только вступивших на путь радикализации, но не переступивших порог законности, а также о гражданах, которые уже пересекли эту черту и стали причастны к экстремистской или террористической деятельности. Очевидно, что аргументы в каждом случае будут различны. Большое значение имеют формы противодействия  и способы доставки сообщения до адресата. В качестве примера приведу открытое письмо 126 учёных исламского мира, адресованное Абу-Бакру аль-Багдади, главарю ДАИШ. Несмотря на указание конкретного человека в качестве  адресата, письмо на самом деле предназначено мировой общественности. 
- Многие высказывания в интернете, да и в прессе  были весьма критичны  по поводу деятельности наших  спецслужб…
- Будем справедливы. После 2012 года, когда произошло убийство егеря и его семьи в  Алматинской области, серьёзных инцидентов не было. Вспомните, какими беспомощными казались в 2011 году наши защитники. Тогда при обезвреживании трёх преступников были ранены 11 сотрудников спецслужб. Сегодня ситуация выглядит совершенно по-иному. Не стоит думать, что относительное спокойствие в Казахстане является «чудом чудесным». Оперативники наши работают, и весьма успешно. Если их служба станет абсолютно прозрачной, то грош цена такой оперативной работе. Зачем давать дополнительные козыри террористам? И здесь я хочу подчеркнуть: для террористов важен любой пиар, даже негативный. Если даже мы заявляем о том, что раскрыта какая-то банда, эффект может быть прямо противоположным. Обыватель думает: «Этих-то раскрыли. А сколько их ещё осталось!» И всё! Страх, паника, атмосфера ужаса. Чем меньше мы рассказываем об ужасах терроризма, тем больше пользы обществу.

Беседовал 
Юрий КИРИНИЦИЯНОВ