Карло Силиотто: Как удивить Голливуд

13:49 03/08/2016

49
Этой осенью в Лос-Анджелесе уже во второй раз пройдёт Asian World Film Festival

 Среди его гостей будет известный голливудский композитор Карло Силиотто. Он писал музыку  к таким фильмам как  «Флюк» (1995), «Каратель» (2004), «Кочевник» (2005).

Карло очень серьёзно увлёкся казахской народной музыкой. В 2012 году на фестивале «Казахстан: калейдоскоп картин» в Лос-Анджелесе он представил документальный фильм «Волк на бубне», который создал вместе с Нелло Кареалом. Он полностью посвящён традициям казахского фольклора. Мы встретились с Силиотто в дни подготовки к фестивалю.    

Встреча композитора с Ерланом Идрисовым в Лос-Анджелесе.

- Карло, вы написали музыку к очень важному для имиджа Казахстана фильму «Кочевник». Музыкальные номера произведений казахского фольклора в  документальном фильме «Волк на бубне» настолько отточены, что после каждого из них на показе в Американской гильдии режиссёров раздавались аплодисменты. Что заставило вас влюбиться в казахскую музыку?
- Это произошло из-за разницы аккордов и гармонии в музыке. Я часто говорю, что композитора трудно чем-то удивить. Потому что мы должны знать всё о музыкальных аккордах, и это сложно - услышать что-то действительно нестандартное. Тем не менее я был удивлён казахской музыкой, когда Рустам Ибрагимбеков, один из создателей «Кочевника», дал мне шесть компакт-дисков с традиционной казахской музыкой. Мы жили в одном комплексе в Лос-Анджелесе. В своей квартире я поставил первый компакт-диск в плейер и был настолько поражён красотой звучания, что попросил продюсерскую компанию отправить меня в Казахстан для изучения местных традиций. 
Никогда не забуду тот момент, когда я оказался у здания, где находился Казахский Государственный академический оркестр народных инструментов им. Курмангазы. Оркестр ждал меня, чтобы я послушал и оценил его исполнение для возможного сотрудничества в фильме «Кочевник». Когда я вошёл в здание, оркестр репетировал, и это цунами звуков окружило меня в коридоре. Я подумал: «Что за чертовщина?» Дирижёр сказал, что это оркестр. Музыканты продолжали играть в течение двух часов только для меня и моего звукооператора, и это была такая необычайная честь! 
Слава богу, я уже написал оркестровку для главной темы фильма «Кочевник», потому что после окончания выступления один из исполнителей признался: они ждали меня для того, чтобы я дал им что-нибудь сыграть. Я ответил, что у меня уже есть кое-что - оркестровая партитура. Таким образом, я потратил пару часов с дирижёром, чтобы перевести обычные оркестровые инструменты на казахские народные и распределить партии. В конце музыканты сыграли эту тему, которую мы использовали в заключительных титрах фильма. Я был действительно удивлён всем этим: красотой партий, необычными, в том числе духовыми инструментами, различными домбрами, кобызом, шан-кобызом.  
Но больше всего поразила гармония казахской музыки, потому что всё основано на домбре, которая повышает строй на четыре или пять полутонов. Переходы гармонии происходят параллельно. Если бы вы учились в западной консерватории, то, безусловно, отвергли всё, что идёт параллельно. Но эта музыка основана на другой культуре, она представляет собой параллельное движение аккордов. Это прекрасно! Подход к ритму абсолютно другой, он сильно отличается от западной музыки, тексты которой зависят от ритма. В Казахстане всё наоборот. Главную роль в народной музыке играют слова, затем создаётся музыка - таким образом, чтобы певцу было легче запомнить текст. 

Карло Силиотто посвятил целый вечер общению с фолк-ансамблем «Туран» на фестивале «Казахстан: калейдоскоп картин».

- В чём истоки такого подхода?
- В древние времена певцы декламировали и пели эпические поэмы. Они были кочевниками, и для того, чтобы запомнить слова, им нужна была особая музыка. Ритм в этой музыке создавался особым способом. Если вы захотите просчитать его на западный манер, у вас ничего не получится. Но звучит это очень красиво, так как в ритме появляется плавное изменение. Это как природная стихия, которая не укладывается в математические формулы. И это не говоря о красоте казахских голосов - как обычных, так и гортанных. Всё было ново для меня. Именно поэтому после работы над фильмом «Кочевник» я решил создать документальный фильм «Волк на бубне» - совместную итальяно-казахстанскую постановку, посвящённую казахскому фольклору. Данный документальный фильм был удостоен нескольких наград в Европе.
- На предстоящем Международном фестивале азиатских фильмов вы вновь столкнётесь с музыкой из азиатских стран. Какой совет вы можете дать композиторам, создающим музыку к фильмам?
- Самое важное качество - быть самим собой, быть оригинальным. Каждый человек уникален, и композитор также должен быть таким. Я знаю много людей, которые стараются подражать другим авторам музыки. Они никогда не преуспеют в этом. Это может случаться, но лишь изредка кого-либо признают за то, что даже не принадлежит ему, потому что это копирование другого. Если вы оригинальны, вас могут узнавать по музыке, потому что вы отличаетесь от других. Сейчас мы имеем огромный рынок и широкое поле возможностей. Мой совет молодым - не тратьте понапрасну время, пытаясь быть кем-то другим. 
Почему мы отдаём дань признания Бетховену? Потому что у Бетховена есть свои границы. Я вижу вас, потому что у вас есть свои границы. Я вижу вас, и могу нарисовать вас. Единственное, что не имеет границ, это Бог, независимо от того верите ли вы в него или нет. Но идея Бога состоит в том, чтобы быть безграничным. Поэтому мы не видим Бога с философской точки зрения. Вы признаёте Вивальди, потому что он работает в пределах своих границ. Границы должны стать принципами. Принципы в музыке - то, над чем вы постоянно продолжаете работать. Вы можете попытаться подробно о них рассказать, но не обманывайте их. 
Самый лучший совет, который я получал за всю мою карьеру, был от моего учителя по композиции. В то время я ещё жил в Италии. Я принёс ему сочинение, которое напоминало один из народных сардинских танцев. Было похоже на оправдание, когда я сказал: «Маэстро, это моя домашняя работа, но я знаю, что она не представляет интереса с точки зрения гармонии». Учитель, просмотрев всё, сказал: «Если вы попросите меня написать как Вагнер или даже как Рихард Штраус, я могу сделать это. Но если попросите  написать как я, у меня возникнут некоторые затруднения. Вы уже знаете, что хотите делать. Придерживайтесь этого, это ваше богатство». Тогда я не понял, что он говорил мне. Смог понять позже, когда впервые руководил оркестром, исполняющим моё произведение. Это пришло ко мне неожиданно в звуковой форме, поскольку оркестр всегда звучит лучше, чем то, что вы в действительности написали. Быть самим собой - это самое важное. Люди выбирают вас, потому что вы делаете то, что не делает никто другой. 
- Почему это получается не у всех?
- Потому что это самое трудное. Телониус Монк говорил, что гений - это тот, кто ближе всего к себе. Люди часто определяют гения, как человека с другой планеты, который отличается от нас. На самом деле гений - это тот, кто близок к себе. Именно поэтому он так уникален. Если вы получили награду за что-то, что не похоже на вас - она ничего не стоит. 
Когда я был номинирован на премию «Золотой глобус» за музыку к фильму «Кочевник», то очень радовался этой номинации, ведь меня можно было узнать в этой музыке. Очень люблю смешивать жанры, мой саундтрек был очень зримым. Это было смешение оркестра казахских народных инструментов с электронными звуками. 
Поэтому я призываю молодых композиторов идти своей дорогой, больше экспериментировать, не бояться больших конкурсов, в каких бы странах они ни проходили. Тем более, что в ваших руках такое богатство как океан азиатских гармоний и ритмов. Смело присылайте свои работы и на Международный фестиваль азиатских фильмов, и на «Золотой глобус». Верьте в себя, и однажды ваше местонахождение на глобусе станет заметно всем.  

Гаухар НУРТАС
Фото Олега БЕЛОВА