В поле как на вахту

14:58 21/09/2016

58
Без заботы о социальной сфере отдалённые села могут опустеть, а на полевые работы в глубинку будут ездить бригады из города

Без заботы о социальной сфере отдалённые села могут опустеть, а на полевые работы в глубинку будут ездить бригады из города.

В этом году у хлеборобов Северо-Казахстанской области, одной из главных житниц страны, хорошие виды на урожай. Подсобила в високосный год сама природа, особенно августовская жара, и тёплое начало сентября. Однако в сравнении с прошлым годом у крестьян прибавилось ещё и проблем, которые на селе год от года становятся явственнее и накапливаются как снежный ком. Один из наболевших вопросов - кадры.
Это в советские времена на полевые работы выходили, как говорится, всем миром. Уборочная кампания, которая длится всего две-три недели, касалась всех: сельчане выходили - кто в поле, кто на подработку зерна на токах - вне зависимости от профессии, пола и возраста. И кочегары, и сторожа, и учителя. На подмогу присылали механизаторов и студентов из города. Сегодня иногда некого посадить на новенький комбайн не только в мелком, но и в крупном хозяйстве.
- Мы в этом году приобрели новую технику, - рассказывает крупный фермер из села Золотая Нива Бари Амоев, - а работать на ней некому. Рабочие из деревень уезжают целыми семьями ради детей, не видят здесь для них ни настоящего, ни будущего. А всё потому, что власти не занимаются должным образом развитием социальной сферы - образованием, медициной, созданием комфортных условий для проживания. Развал сельской инфраструктуры после распада СССР за все эти годы так и не остановили. Этой весной дорогу размыло и село вообще было отрезано от всего мира.
Хлебороб считает, что причина - в нежелании сельских и повыше рангом властей заниматься социальными вопросами. Все работают  как временщики, не думают о завтрашнем дне и о судьбах живущих в селе граждан.

Тунеядство стало модным
Хозяйственнику больно смотреть, как популяризируется в народе тунеядство: отдельные безработные меряются между собой размером пособий, а над теми, кто работает - посмеиваются. Пенсионеры, получив свои кровные, боятся спать, потому что все пьяницы села идут «занять на опохмел». Давать не хочется, а не давать страшно: могут и чем-то тяжёлым по голове ударить.
Хотя наш президент пропагандирует строительство общества труда, призывает искоренять иждивенчество, здесь, в Золотой Ниве, его будто не слышат. 
- Отсутствие скотины и работы - гарант получения пособий, которых и хватает только на пропой да закуску, - сетует Бари Амоев. - Так и живут многие деревенские - ни к чему не стремятся и никто их за тунеядство не наказывает. А потому на работу в поле приходится привозить рабочих из других деревень и городов. Тенденция весьма тревожная, и не только у нас, но и в округе. Помню, как раньше в поле все шли - от мала до велика, без всяких разговоров. 
Трудолюбие надо воспитывать с детства, со школы - умудрённый жизненным опытом Амоев в этом уверен. 
- Сейчас придумали: детей, мол, нельзя эксплуатировать, ругать, шлёпать, - возмущается глава крестьянского хозяйства. - Раньше детям школьный огород прививал трудолюбие, а теперь их даже на субботник боятся попросить прийти. Бред, утопия! Кто из них вырастет? Тунеядцы! Лень порождает преступность, ведь кушать-то хочется, а работать - нет, вот и идут воровать!
Сегодня в Золотонивском сельском округе нет среднетехнических учебных заведений, которые готовили бы работников сельского хозяйства. По пальцам их можно пересчитать и во всех районах СКО. А раньше даже выпускник школы имел специальность механизатора, поскольку в старших классах учащиеся проходили практику на полевых работах. Было много училищ, техникумов, где обучали определённым профессиям. Что мешает возродить этот опыт в аграрном регионе страны? Главы крестьянских хозяйств с удовольствием будут брать на оплачиваемую практику и школьников, и студентов. 

Помочь или не мешать?
Бари Амоев считает, что помощь районных властей для сельхозтоваропроизводителей должна состоять именно в заботе о социальной сфере сёл и района. Иначе вскоре деревни опустеют, останутся лишь поля, куда будут приезжать два раза в год - на посевную и на уборку. Вахтовым методом.
- Хлеб в нашем регионе - это святое понятие, а собрать его всем селом - благородное дело! - сетует Бари Сотоевич. - Раньше так всегда было. А сегодня нам приходится привозить рабочую силу со стороны. И ведь зарплаты  по нынешним временам платим хорошие. До миллиона можно во время уборки заработать! Но почему-то сельчане предпочитают жить на пособия. 
Крупные крестьянские хозяйства СКО делают для поддержания социальной сферы немало. Помогают школам, библиотекам, клубам, детским садам, чистят дороги от снега, занимаются благотворительностью. Но, как правило, предпочитают об этом не распространяться, а продолжают заниматься работой в поле и развитием животноводства. Вот только не благодаря помощи властей, а скорее вопреки. Выкручиваются, находят выходы из текущих проблемных ситуаций, не обращаясь к чиновникам. 
- По сути, сейчас крестьянин в поле один на один, - считает Бари Амоев, - помощи я не жду, но об одном мечтаю - лишь бы не мешали, потому что какие-то проверки приходят аккурат в горячие дни посевной и уборки. У государства непростой период, я всё понимаю. Но поле - это такое место, где само по себе ничего не делается. Оно требует полной, круглосуточной отдачи, контроля, своевременных решений. Останавливать работу даже на короткий срок просто преступно.
Главы мелких крестьянских хозяйств СКО из-за кадрового голода и пьянства в сёлах сами садятся на комбайны и живут в поле, пока не уберут весь хлеб. На эти периоды лучше устраивать негласные моратории на всевозможные проверки, считает сельхозтоваропроизводитель, поскольку есть риск или не посеять хлеб вовремя,  или оставить его на поле под снегом.
Перспектива неперспективного
Село Золотая Нива основано в 1954 году в разгар освоения целинных и залежных земель.  Ещё в Ждановском совхозе (он был затем переименован в Золотую ниву) выросли династии многих  известных целинников и хлеборобов. Одним из «красных» директоров в те годы был и Бари Амоев. В лихие  90-е годы он сохранил село, школу, социальную сферу и даже водопровод, не позволил растащить бесхозные строения и превратить село в руины. А после передал в руки окрепшим местным властям все объекты соцкультбыта. 
Золотая Нива очень выгодно расположена в центре, в 200 километрах от трёх городов - Петропавловска, Кокшетау и Омска, так что находится в некотором серединном положении. Не использовать этот географический фактор по меньшей мере глупо. Тем более что поля соседствуют с территорией России, и если наладить упрощённый пункт пропуска через казахстанско-российскую границу именно здесь, в рамках ЕАЭС, то экономический и приграничный обмен наверняка очень оживится, как и поток транспорта.
Однако власти этими вопросами кажется не слишком озабочены. Золотая Нива - далеко не глубинка, но стремительно катится к числу неперспективных сёл. За последние десять лет население уменьшилось почти в четыре раза! 

Целинное зерно
По мнению Амоева, казахстанское целинное зерно нужно использовать для брендирования региона и всей страны. 
- Мы вправе им гордиться, как японцы гордятся «тойотой», - говорит хозяйственник. Надо заботиться и о плодородии нашей почвы-кормилицы, не травить её гербицидами прямого действия, выращивать натуральный продукт по годами проверенной технологии. Давать полю отдыхать обязательно! Хорошим предшественником пшеницы могут быть бобовые - надо и это учитывать. Ведь плодородные поля - такой же капитал как и сам урожай.
Сейчас в хозяйстве Бари Амоева уборочная кампания перевалила за экватор, но тревоги у фермера за судьбу урожая остаются. Даст ли погода собрать зерно с полей и сохранить его? Какой будет цена на зерновом рынке пшеницы, как подготовить технику к новым полевым работам? Рачительный хозяин думает о будущем и считает, что и местные органы власти так же должны думать о развитии села, а не о том, как избавиться от неперспективных сёл.

Екатерина НАЗАРЕНКО