В поисках диагноза

15:12 31/01/2017

14
Чего боятся казахстанцы?
Теги: 

Мы живём в непростое, а главное - в нервное время. Каждый день приносит негативную информацию. Особенно стараются социальные сети и телевизор. Да и чиновники не отстают…

Гульмира Илеуова, президент Казахстанского общественного фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия», кандидат социологических наук  пытается разобраться с различными фобиями.
Хотели как лучше

- Гульмира Токшалыковна, признаюсь вам в одной своей странности. В последнее время я недолюбливаю Новый год. Потому что каждый раз после новогодних праздников власть обязательно выкинет что-нибудь эдакое. Для чего понадобилась эта встряска - я имею в виду новый порядок регистрации?
- Мне понятны задачи, которые поставили перед собой инициаторы этого масштабного действа. Надо наводить порядок в учёте граждан. Выяснить направления миграции, её результаты. Необходимо определиться, что такое постоянное население, а что - временное. Существуют процессы, которые требуют тщательного анализа. Связаны ли эти меры с противодействием терроризму - а события лета 2016 года взбудоражили и власть, и общественность - это особая тема. Но для меня ясно одно: население к такой масштабной кампании оказалось не готово. Его никто по-настоящему не проинформировал. Поэтому необходимые, казалось бы, действия власти вызвали настоящий шок. Отсюда и вал критики в СМИ, в социальных сетях. Если принимаются такие решения, то им, как минимум, должна предшествовать подготовка. Например, пилотные исследования в одной-двух областях, чтобы понять, где могут появиться «подводные камни». Можно было представить, что первыми кинутся в ЦОНы пожилые люди - как самые законопослушные. И что там будет столпотворение, а люди почтенного возраста окажутся наказанными. Потом власть начнёт отыгрывать назад. Кто-то из чиновников, возможно, догадается извиниться. Но погибших людей не вернёшь. А сколько сил и здоровья отнял январский стресс у выживших пенсионеров - остаётся лишь догадываться. Если в течение ближайшего времени власть не сделает серьёзных выводов и не внесёт коррективы в процесс повальной регистрации - будет весьма прискорбно.

Что у нас на «Барометре»?
- Перейдём к теме ваших исследований. Они важны уже потому, что народу Казахстана пора определиться: какие угрозы его пугают больше всего?

- Социальное самочувствие общества мы изучаем регулярно, в рамках «Евразийского монитора». Это консорциум некоммерческих организаций постсоветского пространства, в который входят страны Балтии, Грузия, практически все государства СНГ, кроме Туркмении. Мы дистанцируемся от политики, что гарантирует чистоту исследований. Такая практика существует давно. Учёные изучают настроения общества на большой территории и выкладывают результаты опросов в интернет, обсуждают их на научных конференциях. Это открытая информация. Существует «евробарометр», «афробарометр» и так далее. Вот уже несколько лет работает «евразийский барометр». Исследования проходят два раза в год. Проект делится на две части - мониторинговую и тематическую. В этом году наше тематическое исследование было посвящено 25-летию распада Советского Союза. Но есть вопросы, которые задаются постоянно, в русле правил «Евразийского мониторинга». Они касаются социального самочувствия и отношения к власти. В этот раз мы изучали тему социальных страхов. В декабре прошлого года поставили перед  нашими респондентами вопросы прямо: чего они опасаются? Среди явных угроз - коррупция, девальвация, рост цен на коммунальные услуги и так далее. Всего 20 позиций. Выяснилось, что уровень тревог у сограждан чрезвычайно высок. Как правило, выше 50%. А одно из правил социологии гласит: если показатель превышает 50% опрошенных - явление считается массовым. Поэтому результаты опросов встревожили меня не только как учёного, но и как гражданина страны.
- Поясните на примере…
- Безработицы и резкого обнищания боятся 92% опрошенных. Кризиса и его последствий - 82%. Террористических актов - 76%. В прежние времена такого не было. Цифры говорят сами за себя: уровень тревог среди казахстанцев вырос чрезвычайно. Единственный показатель (менее 50 %) касается диктатуры и репрессий. Их усиления боятся 48% респондентов. Что, согласитесь, тоже немало.
- Сколько человек было опрошено, в каких регионах страны?
- В опросах приняли участие 1200 мужчин и женщин различных возрастных групп, разных по национальности, вероисповеданию, из городов и сёл. Наши респонденты проживают в семи областях Казахстана, а также в Астане и Алматы.

Где живут оптимисты?
- Население относится позитивно к борьбе с коррупцией. И не без злорадства. Это мы можем наблюдать как в Казахстане, так и в России. Но у нас странный подбор коррупционеров. Председатель правления Союза журналистов, главный редактор популярной газеты, чиновник, отметившийся руководством пресс-службой президента и общенациональной газеты. Представители «четвёртой власти» - главные злодеи?

- Тут важно другое: два популярных журналиста занимали определённые должности, имели право подписи. Это не столько журналистика как таковая, сколько бизнес. Там где бизнес - там и статьи о коррупции. Что касается последнего случая, то тут речь идёт о разглашении государственных секретов. А это совсем другое дело. Да и ответственность выше - всё-таки человек занимал солидный пост в администрации президента. Работал ли он до этого в прессе - вопрос десятый. 
Что я хочу отметить? Народ приветствует борьбу с коррупцией. Её уровень - по результатам социологических опросов - снижается, а обстановка в стране улучшается. Раньше за борьбу с коррупцией выдавали аресты мелких чиновников. Теперь люди видят: неприкасаемых нет. Те, кто входил в ближний круг руководителя страны, не застрахованы от крупных неприятностей. И это неплохо отражается на социальном самочувствии общества.
- Вы назвали цифры в целом по стране. Но давайте укрупним масштаб. Каким областям поставлены самые низкие оценки? Где живут оптимисты?
- Традиционно мы получаем самые критичные оценки в Жамбылской области. Жители негативно высказываются практически по всем сферам социальной жизни. Неудовлетворённость во всём - и в отношении к власти, и к своей жизни. Более-менее оптимистичные оценки даёт нам Мангистауская область и Северный Казахстан. Как я это объясняю? Несмотря на жёсткие климатические условия, жителей Мангистау кормит нефть. Самооценка своего материального положения в этом регионе - одна из самых высоких по стране. Северный Казахстан тоже не представляет загадок. В прессе часто критикуют Евразийский экономический союз, но он стал реальностью. Убрали таможни, люди наладили совместный бизнес с Россией, имеют возможность зарабатывать, и это обстоятельство множит число оптимистов. Кстати, именно в Северо-Казахстанской области самый высокий уровень поддержки президента, его внешней и внутренней политики.
- Не могу не спросить об угрозе атомной войны. В этом упражняется российская пресса. Дескать, говорить на эту тему нельзя, поскольку в обществе возникнет своеобразное «привыкание». Но ведь пишут же и говорят! Казахстан ведёт многовекторную политику, её одобряет подавляющее большинство населения. А вот у нашего ближайшего союзника сейчас проблемы. Не зацепит ли и нас в случае чего?
- Мы эту тему не изучали. А вот к ядерной энергетике отношение народа явно отрицательное. В Восточном Казахстане число противников АЭС зашкаливает - более 95% . Такая же ситуация и в четырёх областях западного Казахстана, где в советское время под землёй взрывали ядерные заряды. В других регионах идеи «мирного атома» воспринимаются не столь остро, хотя в целом ядерной энергетике наш народ пока не доверяет.

А где репецт?
- Социология - та же медицина. Провести опросы и посчитать проценты - полдела. Учёный должен поставить диагноз и выписать рецепт…

- Первое - необходимо в корне менять информационную политику. Прежде чем начинать какую-то акцию, необходимо объяснить людям: для чего она проводится, что законопослушные граждане будут иметь, если её поддержат. Пока разрыв между людьми и властью, от имени которых она управляет, огорчительно глубок и увеличивается. Второе. Существует общенациональная программа «100 шагов», в целом конструктивный и сбалансированный документ. Но и по нему у людей недоумение и раздражение. В частности, обязательное медицинское страхование. Тому, кто не захочет покупать страховку, грозят штрафы, и нешуточные. Причём, страховку будут платить и самозанятые, то есть люди без постоянного заработка. Это уже назвали социальным налогом. И без того небогатое население воспринимает подобный шаг как ещё один способ отъёма денег. Появляются законы, которые программой «100 шагов» не предусмотрены. Например, о регистрации граждан, о котором мы уже говорили. Кстати, решение об этом было принято 20 декабря 2016 года, а действовать закон начал с 1 января 2017 года. Без обсуждения в обществе! Санкции по нему наступают незамедлительно. А ведь эти расходы не запланированы в бюджете большинства семей. Никто не подумал хоть как-то проиндексировать зарплаты, пенсии увеличены на смехотворную сумму. 
Вы правы: Новый год в этот раз получился какой-то странный. Средний месячный доход на одного человека в условной семье (двое взрослых, двое детей) составляет 100 тысяч тенге. И каждая незапланированная тысяча тенге - это уже прореха в бюджете и лишняя нервотрёпка. Увы, власть никак не научится разговаривать с народом… 

Беседовал
Юрий КИРИНИЦИЯНОВ

Теги: