АЛЬ-ФАРАБИ - НЕПОНЯТЫЙ УЧИТЕЛЬ

15:12 01/02/2018

61
В государственном историко-культурном заповеднике «Древний Отрар» на культовом мемориальном комплексе Арыстан-баб существует символическое захоронение земли с могилы учёного энциклопедиста аль-Фараби.

. Земля была доставлена из Дамаска с кладбища, где он похоронен. Смысл захоронения земли в том, что аль-Фараби, живший на рубеже 9-10 веков, был тюрком родом из округа Фараб, центром которого являлся Отрар.

Это было несколько лет назад: аль-Фараби, воплощённый в камне, взирал со своего монумента на митинг и праздничную суету. Во всех выступлениях звучало данное ему в древности определение «второй учитель мира», а кто-то сгоряча заявил, что он вообще был первым учителем. Но вот попытки автора узнать у собравшихся, чему же учил аль-Фараби, не увенчались успехом. Никто этого попросту не знал…

Между тем недавно мне довелось купить в Туркестане книгу некоего Османа Карабыйыка «Религия ислам». На 17-й странице этого сочинения турецкого автора говорится буквально следующее: «Верующие в материальное и говорящие об этом становятся кяфирами. Такими философами были Ибни Сина и Аль Фараби». Обвинение жёсткое и довольно странное ведь аль-Фараби у нас считается одним из столпов мусульманской науки.

Так чему же учил аль-Фараби? В чём его заслуги? Почему сейчас в Казахстане, во всяком случае в Южном, его именем названо не меньше объектов, чем в советское время именем Ленина?

Человек с периферии

Девятый век. На востоке Китай и Япония переживают расцвет высокой культуры, поэзия и проза того времени навсегда вошли в сокровищницу человеческой цивилизации. На западе, после кратковременного культурного всплеска в империи Франков времён Карла Великого, Европа погружается в спячку. А всё великое наследие античности сосредотачивается, казалось бы, самым парадоксальным образом, в мусульманском мире. Каир, Багдад, Дамаск, арабские города Испании - это подлинные средоточия науки. Именно отсюда философская мысль вновь через несколько столетий вернётся в Европу, чтобы на самом Востоке угаснуть, уступив богословию.

Юг Казахстана в целом и Отрарский оазис в частности - это глухая периферия мусульманской цивилизации. Здесь до сих пор «место войны за веру», ибо кочевые тюркские роды не спешат принимать ислам. Однако в городах новая религия уже прочно пустила корни.

Вот в такой обстановке и родился в 870 году Абу Наср Мухаммед ибн Мухаммед ибн Тархан ибн Узлаг аль-Фараби ат-Турки. Его полное имя содержит массу информации. Во-первых, оно не традиционно тюркское, а арабское. Однако его окончание «ат-Турки» говорит о том, что он был не арабом, а именно тюрком, правда, из какого племени, точно неизвестно. «Ибн-Тархан» - титул, говорящий о знатности его отца. А «аль-Фараби» так называемая низба, то есть место рождения. Фарабом в ту пору по одной версии называлась вся округа Отрара, по другой - один из городов Отрарского оазиса.

О юности великого учёного почти ничего не известно, но ясно, что ещё в молодые годы он покинул родной город и побывал во всех городах, крупных центрах мусульманской цивилизации, в Бухаре, Мерве, Александрии, Каире, Дамаске, Багдаде. В последнем он провёл много лет. Именно в Багдаде аль-Фараби изучает труды деятелей «Бейт аль-хикма», переводчиков греческих авторов, входит в контакт с видными учёными и по истечении определённого времени занимает первенствующее место среди них. Именно здесь ему был присвоен титул «Муаллим ассана» - Второй учитель. Звание «второго» подразумевало наличие «первого», под которым имелся в виду Аристотель.

Этих людей, живших в разные эпохи и в разных мирах, многое сближает: широта и разносторонность научных интересов, стремление философски понять бытие и место человека в нём. При этом Фараби внёс самостоятельный вклад в науку логики, которую впервые разработал великий греческий предшественник. Необычность и смелость его философских воззрений входила в определённое противоречие с общественным мнением, неспособным к полному восприятию греческой философии и науки. А прямые нападки на некоторые предрассудки эпохи заставили многих людей подозревать его в ереси и отходе от религии. На самом деле он проявлял исключительную независимость в своём мышлении и последовательно отстаивал свои убеждения.

В конечном итоге зависть и неприязнь заставили его покинуть Багдад. Последние годы своей жизни он провёл в Алеппо и Дамаске, пользуясь покровительством его правителя Сайф ад-Давля Хамдани, но предпочитал жить вдали от дворцовой суеты, довольствуясь скромным жалованьем в четыре дирхема. В Дамаске в возрасте 80 лет он умер и был похоронен за так называемыми Малыми воротами. Такова внешняя канва жизни учёного, но для мира гораздо важнее то, чему он учил.

Энциклопедист Востока

Фараби сблизил и синтезировал в своём творчестве ценнейшие достижения арабской, персидской, греческой, индийской и своей собственной - тюркской культуры. Отзвуки последней особенно явственно просматриваются в его знаменитой «Китаб-аль-музык аль-кабир» («Большой книге музыки»). Но он был не просто учёным-гуманитарием, сблизившим различные культурные традиции, он был реформатором науки, стремившимся систематизировать знания своего времени, что нашло отражение в его трактате «Слово о классификации наук».

Он мыслил как реформатор педагогики, стремящийся соединить просвещение с развитием в людях человечности гуманизма. И этим во многом предвосхитил итальянцев эпохи Возрождения. Требования, предъявляемые Фараби к тому, кто желает постичь мудрость, очень высоки: «Тому, кто стремится к истокам науки мудрости, необходимо (с малых ногтей) быть доброго нрава, воспитанным наилучшим образом, изучить Коран и науки Закона в первую очередь. Быть благоразумным, целомудренным, совестливым, правдивым, отталкивающим порок, разврат, измену, ложь, уловки. Быть свободным умом от интересов пропитания, приближаясь к выполнению законных назначений, не нарушая опоры законных основ и не нарушая ни одного из правил сунны и шариата. Стремиться к возвышению в науке и учёных.

Тот, кто преследует иные цели, превращая стремление к знанию как таковому сделать подчинённым по отношению к честолюбию, славе и материальным благам, изменяет самой сути философии. Среди прочих сфер науки аль-Фараби отдавал приоритет политической философии и этике, поскольку благодаря им возможно достижение подлинного счастья. Его рассуждения о пути к счастью и достойной человека жизни, о природе человека, об интеллектуальном и этическом совершенстве, об идеале правителя, развиваемые в «Афоризмах государственного деятеля», «Гражданской политике», в сочинении «О достижении счастья», ещё требуют более глубокого изучения. Счастье - это абсолютное благо. Имеется, говорит Фараби, множество вещей, о которых человек полагает, что они-то и являются основой и целью жизни. Чаще всего это приятное, полезное, деньги, слава и тому подобное. Но осознать, что такое счастье, сделать его целью и неуклонно идти к нему невозможно без совершенствования разумной теоретической части души. Способные к этому - мудрецы. Большинство же людей поддаётся в представлении счастья образам воображения. Религии - это как раз и есть различные способы представления счастья в образах воображения, хотя все народы и все люди верят в одно и то же счастье.

Взгляды философа очень трудно впрямую отождествлять с исламским учением о потусторонней райской жизни. Он считает возможным достижение счастья человеком только в этой, земной, жизни, и именно против этого его утверждения резко выступал видный богослов аль-Газали. В комментарии к «Этике» Аристотеля аль-Фараби писал, что высшее благо находится лишь в нашем мире, и только безумные считают, что оно находится вне земного мира.

Добродетельный град

Великий мыслитель взирал со своего постамента на людей, славивших его на центральной площади Шаульдера. Дул пронизывающий холодный ветер. Небо заволакивали тучи. И в этом была, наверное, какая-то символика. Поскольку наш град, то есть страну, где живут потомки учёного, назвать добродетельным никак нельзя. А теперь давайте с помощью «второго учителя» попробуем разобраться, в каком граде живём мы с вами. К счастью, у аль-Фараби есть на это прямые указания.

«Трактат о взглядах жителей Добродетельного города» - едва ли не важнейшая работа великого учёного, в нём он делит города (и, соответственно, человеческие сообщества) на добродетельные и недобродетельные. Типы недобродетельных городов определяются по видам ложных благ, к которым стремятся их жители: стяжательству, власти, почестям, развлечениям. Только жители Добродетельного города (аль-Мадина аль-Фадиля) стремятся к истинному счастью. В Добродетельном городе высшее сословие составляют «люди практической мудрости», т.е. философы, поскольку благодаря своей мудрости они являются самыми счастливыми людьми и вследствие этого им известны все средства, с помощью которых можно достичь счастья. Философы могут указать остальным людям путь к счастью, следовательно, они необходимы обществу как руководители города.

Вот классификация человеческих сообществ по аль-Фараби:

1. Невежественный город - его жители не знают и никогда не знали, что есть подлинное счастье, поэтому они и не стремятся к нему. За благо они почитают: «телесное здоровье, богатство, наслаждения, свободу предаваться своим страстям, почести и величие». Обладание этими благами и является счастьем для жителей невежественного города.

Аль-Фараби делит Невежественные города на несколько видов: Город Необходимости, Город Обмена, Город Низости и Несчастья, Город Честолюбия, Город Властолюбия, Город Сластолюбия. Для каждого из этих городов у философа имеется своя характеристика.

2. Безнравственный город - его жители знают, что есть истинное счастье и добродетели, но ведут себя так, как будто не знают их, как невежественные.

3. Переменчивый город - был Добродетельным, но впоследствии переменился.

4. Заблудший город - его жители полагают, «что счастье будет после этой жизни», т.е. надеются на загробную жизнь.

5. Добродетельный город - «в котором объединение людей имеет своей целью взаимопомощь в делах, коими обретается истинное счастье», где царят мир и взаимоподдержка, где «люди помогают друг другу в целях достижения счастья». Такой город управляется централизованно, а его глава обладает всеми добродетелями. Аль-Фараби считал, что будущее есть только у Добродетельных городов, всех же остальных ждут распад и гибель. Но, по мнению учителя, «вся земля станет добродетельной, если народы, её населяющие, будут помогать друг другу для достижения счастья».

А теперь, пожалуй, стоит подумать, в каком из типов городов живём мы. И стали ли принципы «второго учителя» востребованы теми, кто поминает его имя при каждом удобном случае…

 

Алексей ГОНЧАРОВ

Фото автора