Кушать хочется своё

15:59 16/02/2018

15
Сырьё, посредники, китайцы: что ещё мешает развиваться пищепрому Казахстана

В Казахстане примерно 40% населения проживает в сельской местности. Но, несмотря на огромный людской капитал, наша стана так и не стала мощным аграрным игроком. Что же нам мешает?

Исследования показали

Не так давно Министерство национальной экономики заказало «Исследование по разработке новой модели экономического роста в контексте 3-й технологической модернизации (Модернизация 3.0)», которое провели национальная палата предпринимателей и компания Tengri Partners. Были опрошены предприниматели из ЮКО, Алматинской, Жамбылской областей. Выяснилось, что проблемы у всех схожие. Наиболее остро стоят вопросы слабого антимонопольного регулирования, административных барьеров, отсутствия достаточного количества отечественного сырья хорошего качества, длительных кредитов по низким ставкам.

Дефицит сырья

По данным одного из участников исследовательской группы Данияра Куанышалиева, некоторым предприятиям выгоднее покупать сырьё за рубежом, одна компания даже на 70% закупает его в Бразилии. Отсутствие качественного сырья казахстанского производства не миф – местные производители предпочитают работать с более дешёвым иностранным сырьём, да и качество местного сырья тоже не всегда удовлетворяет потребности производителей.

И не всегда его можно купить в достаточном количестве и прогнозируемого качества. Так Александр Майдуров, начальник экономического отдела кондитерской компании «Алматинский продукт», рассказал, что для производства они стараются закупать отечественное сырьё, но даже мука одного и того же производителя в каждой партии разнится по влажности и показателям клейковины, что усложняет процесс производства. Что же касается семечек подсолнечника, то местным компаниям семечек не достаётся – они уходят в Китай на экспорт.

«Мы как-то разговаривали с Министерством сельского хозяйства и поинтересовались, почему же мы семена подсолнечника не можем купить в Казахстане? Выяснилось, что все семена уходят на экспорт, не всегда все объёмы законно экспортируются, но всё же экспорт идёт в Китай. В министерстве спросили у нас, почему мы не берём семена в России? То есть получается, что мы должны при наличии местных производителей семян брать их где-то извне… Кстати, некоторое местное сырьё мы можем приобретать в Казахстане, но оно дороже, чем, например, китайское. Сейчас львиная доля сельхозпродукции уходит в Китай, и никто этот процесс практически не контролирует. Конечно, есть какой-то определённый пакет социально значимых продуктов, сырья, который контролируется, но этого мало», - отмечает он.

Коллега по цеху – президент Казахстанской ассоциации сахарной, пищевой и перерабатывающей промышленности РК Айжан Наурзгалиева подтвердила дефицит семян подсолнечника: «По большому счёту в прошлом году многие предприятия масложировой отрасли остались без сырья. Дело в том, что всё сырьё было продано в Китай».

Семена подсолнечника ушли в Китай, но и с сахаром ситуация не слаще - единственным казахстанским поставщиком сахара является ЦАСК, и компаниям приходится импортировать сахар из других стран. Пищевики надеются, что запуск Аксуского сахарного завода после десятилетнего простоя поможет со временем решить проблему.

«Раньше у нас были очень большие площади сахарной свёклы, в 2014 году они сократились до 1 тыс. га. Что такое 1 тыс. га? Это капля в море… Сейчас ситуация улучшается, государство выделяет огромные средства на выращивание сахарной свёклы, семена, ГСМ. При поставках сахарной свёклы до завода-переработчика затраты на логистику частично компенсировались. Сейчас же такие расходы не всегда компенсируются. К примеру, у нас был очень хороший фермер в Северном Казахстане, который вырастил замечательный урожай сахарной свёклы. Но из-за того, что он не смог поставить его на юг страны, у него вся сахарная свёкла пропала, хотя сахаристость её была даже выше, чем в Алматинской области», - рассказала А. Наурзгалиева.

 

Дорогие деньги

 

Кроме дефицита сырья А. Наурзгалиева назвала ещё ряд проблем в отрасли: «Многие предприниматели жалуются на отсутствие кредитов под разумные проценты, даже несмотря на то, что кредитная ставка субсидируется, если сравнивать с западными рынками, мы уступаем в разы. Отсутствие длинных кредитов по низким ставкам порождает у предпринимателей дефицит оборотных средств. Пищевая промышленность провисает, потому что сейчас сил департамента по переработке при Минсельхозе, который курирует пищевку, недостаточно для охвата всей пищевой промышленности. Одно из предложений, которое стоит адресовать Министерству экономики и премьер-министру, - создать при Министерстве сельского хозяйства или при Министерстве экономики РК Комитет пищевой промышленности, который бы охватывал всю пищевку».

Высокие процентные ставки банков второго уровня отпугивают предпринимателей от обращения за кредитом, кроме того, говорят, что те квазигосударственные структуры, которые финансируют эту отрасль, хоть и предлагают минимальные ставки, выставляют высокие требования или бюрократизированы, и нет гарантии, что в итоге ты получишь льготный кредит, - рассказал Д. Куанышалиев.

Для многих предприятий попасть в розничную сеть – задача не из лёгких. Кто умеет договариваться и обладает хорошим бюджетом – находится на полках магазинов, остальные же сталкиваются с перепроизводством. Произвести товар могут, но дальше складов он не идёт. На казахстанских каналах практически нет рекламы продуктов местного производства, за исключением крупных иностранных компаний, организовавших производство в Казахстане.

Было озвучено предложение не тратить государственные деньги на пропаганду государственных программ в СМИ, а пускать часть бюджета на рекламу товаров и продуктов.

Может, объединимся?

Большим компаниям выживать легче, да и государству выгоднее вкладывать в «гигантов», хотя пока ситуация обратная.

Директор Алматинского филиала Республиканской палаты пчеловодов Казахстана Алибек Нигмашев считает, что будущее - за крупными предприятиями.

«Для эффективной работы молочные, мясоперерабатывающие мини-заводы нужно убрать. Сейчас, когда деньги вкладываются в мини-заводы, перерабатывающие 500 кг мяса в сутки, или заводы, перерабатывающие молока не более двух тонн в сутки, это неэффективно. Через 2-3 года такие предприятия терпят крах, впоследствии оборудование таких мини-заводов продаётся за копейки, а они в два раза дешевле своей стоимости. Это обидно, и нужно подобное прекратить. В Казахстане работает 147 молочных предприятий, в Швеции таких заводов 10-12. В Казахстане около 170 мясных мини-заводов, в Швеции их в разы меньше. Такой же тренд и по зернопереработке. Считаю, что в Казахстане нужно укрупнять мини-заводы, за счёт этого улучшится качество их продукции. Нужно установить минимальный объём переработки. Допустим, по молоку эта планка может быть не менее 100 тонн в сутки, по мясу - около 80 тонн. На Западе считается, что если завод производит 500 тонн молока в сутки, то он убыточен. При такой модели мы уйдём от поддержки государством неэффективных производств».

 

С ним солидарна А. Наурзгалиева: «В Белоруссии хорошо развивается сельское хозяйство. Это связано с тем, что там вообще нет мелких хозяйств. Там всё находится в руках Белгоспищепрома, крупные молочно-товарные фермы занимаются откормом животных, у них налажен полный цикл. В Казахстане только 2-3 компании имеют собственную замкнутую цепочку производства, коров, фермы, откормочные базы. Но к консолидации мини-хозяйств нужно подходить грамотно, отслеживать, объединили ли они свои базы».

 

Немного статистики

И всё же, как бы ни было тяжело, за прошедший год в пищевую сферу вложили 94,2 млрд тенге - в полтора раза больше, чем годом ранее.

Основной объём финансирования пришёлся на Алматинскую область - 24,3 млрд тенге (более чем двукратный рост в сравнении с прошлым годом), Северо-Казахстанская область получила 14,6 млрд тенге (рост на 64,3% за год), Южно-Казахстанская область - 12,7 млрд тенге (прирост на 88,9% за год).

В целом отрасль пищёвки показывает рост. В 2017 году её вес составил 9,6% от всего объёма капвложений в обрабатывающую промышленность против 7,8% годом ранее, и 6,5% - в 2015-м. Большая часть денег пришла из собственных средств бизнеса - 69,5 млрд тенге (на 54,7% больше, чем в прошлом году), банковские кредиты (часть которых субсидируется институтами развития в рамках госпрограмм) выданы на 14,5 млрд тенге (на 0,8% больше, чем в 2016 году), 10,2 млрд тенге пришлось на прочие заемные средства (почти трёхкратный рост), из которых 2,9 млрд тенге - иностранные инвестиции.

Естественно, растёт и производство продуктов питания: по итогам 2017 года объёмы выпуска достигли 1,5 трлн тенге, что на 4,1% больше, чем в прошлом году.

Анна ШАПОВАЛОВА