Обречены на сотрудничество

21:28 22/03/2018

24
Особенности казахстанско-узбекской дружбы

2018 год объявлен Годом Узбекистана в Казахстане. Мы побеседовали с Рустамом Бурнашевым, политологом, кандидатом философских наук, профессором Казахстанско-Немецкого университета, и он рассказал о том, какие видимые изменения в соседней стране происходят и как, по его мнению, будут развиваться казахстанско-узбекские отношения.

- Не так давно в Узбекистане произошла смена власти. В связи с этим какие перемены происходят в стране и как они отражаются на наших добрососедских отношениях?

- Я не совсем согласен с термином «смена власти», потому что сменился только лидер государства. Говорить о том, что в Узбекистане нет преемственности или там происходят какие-то кардинальные события, тотальная трансформация власти, я бы не стал. Но, естественно, со сменой лидера в стране происходит достаточно широкий комплекс реформ, которые затрагивают практически все сферы: политическую, социальную, экономическую.

- Где и в чём эти изменения заметнее всего?

- Это зависит от того, где находится наблюдатель. Понятно, что если мы будем говорить о гражданах Узбекистана, то им наиболее заметны социально-экономические изменения. Знаковое событие - это введение свободной конвертации валюты. До осени прошлого года в стране работала модель нескольких курсов обмена иностранной валюты (официальный курс центрального банка, биржевой клиринговый курс доллара, которым пользовались импортёры товаров, и курс на «чёрном» рынке, где покупали валюту население и бизнес. - Прим автора).

Также есть изменения, связанные с открытием общественных приёмных, через которые граждане могут отправлять обращения через электронную платформу президенту, точнее, президентскому аппарату.

Если мы говорим о наблюдателях, находящихся за пределами страны, то наиболее заметны изменения внешнеполитической установки Узбекистана, направленной на формирование атмосферы добрососедства и, как зафиксировано в официальных документах, создание пояса благополучия вокруг Узбекистана. Начиная с марта прошлого года президент страны Шавкат Мирзиёев совершил визиты практически во все страны, с которыми граничит Узбекистан, за исключением Афганистана. Совсем недавно, 15 марта, прошла консультационная встреча глав государств Центральной Азии в Астане, которая проводилась также по инициативе Шавката Мирзиёева.

- Раньше за Узбекистаном такой активности вроде не наблюдалось?

- Безусловно, встречи и раньше проходили, но если мы говорим о некоторых видах визитов, например, в Таджикистан, то там обмен официальными двусторонними визитами не осуществлялся в последнее десятилетие. Встреча президентов центральноазиатских республик без внешних участников не проходила уже 13 лет. И тут вопрос не только в формальной стороне - поехал президент куда-то или нет, но и в содержательном наполнении таких встреч. То есть сейчас эти визиты сопровождаются принятием документов, которые снимают если не все или не большинство проблем, то хотя бы некоторые, существующие на пространстве Центральной Азии и так или иначе связанные с Узбекистаном. Например, если вспомнить визит Мирзиёева в Душанбе, то его итогом стало подписание документа об упрощение режима двусторонних поездок: раньше между двумя странами был визовый режим, теперь визит длительностью до 30 дней происходит в безвизовом формате. Безусловно, это упрощает и облегчает взаимодействие. Подобные факторы являются знаковыми, они, собственно, и характеризуют изменения региональной политики Узбекистана.

- Перейдём к взаимоотношениям Узбекистана и Казахстана. Что тут у нас интересного наблюдается?

- Последние 10 лет отношения между Казахстаном и Узбекистаном на высшем политическом уровне были очень тесными, фактически ежегодно проходил обмен визитами, активные консультационные встречи, подписывались договора о стратегическом партнёрстве, но вопрос в том, что это взаимодействие касалось, как правило, высшего политического уровня. Сейчас эта линия получила дополнительное развитие, дополнительный толчок и переходит на технический уровень, то есть на уровень взаимодействия регионов стран, конкретных предприятий, людей. Например, в Казахстане открываются узбекистанские предприятия по сбору автомобилей и бытовой техники.

- Как считаете, коснутся ли изменения сельскохозяйственной сферы?

- И сейчас уже работают определённые договорённости, касающиеся в основном сезонной переработки сельхозпродукции. Это связано с упрощением вывоза узбекской продукции – до недавнего времени существовали некоторые ограничения для защиты внутреннего казахстанского рынка. Понятно, что ввоз узбекских товаров в Казахстан сталкивается с некоторыми затруднениями, которые определяются существованием Евразийского союза. Для Казахстана важно, что Узбекистан снял ограничения по ввозу казахстанской муки. Раньше наши соседи закупали зерно и переработкой занимались на своей территории. Сейчас мы ввозим уже муку, продукт достаточно глубокой переработки. Для нас это выгодно, потому что это поддержка отечественных мукомольных предприятий.

- В Казахстане трудится много граждан Узбекистана. Изменится ли поток трудовых мигрантов?

- В среднесрочной перспективе он никуда не исчезнет, потому что поток трудовых мигрантов из Узбекистана связан прежде всего с избытком трудовых ресурсов в этой стране. Причём такая ситуация наблюдается ещё с советского времени. Это связано с тем, что уровень рождаемости там намного превышает темпы роста производственных, сельскохозяйственных мощностей, то есть рабочих мест не хватает просто по определению и не будет хватать в среднесрочной перспективе. Трудовые мигранты, безусловно, будут. Возможно, будет ставиться вопрос о каком-то упрощении или отмене миграционного режима между двумя странами – сейчас иностранец, въезжающий в Узбекистан, должен зарегистрироваться в течение трёх рабочих дней, а узбекистанец, приехавший в Казахстан, - в течение 5 календарных дней. Это очень маленький срок, и он серьёзно ограничивает бизнес-поездки и затрудняет туристические.

- Раз заговорили о туристах, то насколько интересен гражданам Казахстана Узбекистан, и наоборот?

 - В туристическом плане Узбекистан, безусловно, очень привлекателен, поскольку, так получилось исторически, основная масса архитектурных памятников и часть значимых для казахстанцев символичных мест, например могилы и захоронения суфиев, находятся на территории Узбекистана. Интерес обусловлен и спецификой покупательной способности денег в Узбекистане – проживать, питаться и отдыхать там значительно дешевле, чем в Казахстане. Поток туристов в последние два-три года стремительно нарастает, туристические бюро открывают специальные направления для казахстанцев, работают железнодорожные маршруты из Алматы и Астаны до Ташкента, функционирует автобусное сообщение между Шымкентом и Ташкентом. Для страны туризм - достаточно серьёзная статья экономики.

Казахстан для Узбекистана тоже обладает привлекательностью, но на настоящий момент это в основном бизнес-туризм, связанный с торговлей. Здесь и климатические, и экономические условия несколько жёстче, чем в Узбекистане. Для узбекистанцев, как правило, находиться у нас несколько дороговато по сравнению со своей родной страной.

- 15 марта после завершения первой рабочей консультативной встречи глав государств Центральной Азии Нурсултан Назарбаев объявил, что 2018 год станет Годом Узбекистана в Казахстане, а 2019-й - Годом Казахстана в Узбекистане. Как думаете, это будет лишь традиционный, преимущественно культурный обмен?

- Культурный обмен - вершина айсберга. Всегда, когда мы сталкиваемся с годом какого-то государства, какого-то народа, то в первую очередь это демонстрация культуры. Запускаются совместные проекты. Начались съёмки совместных телесериалов, фильмов. Безусловно, будут чисто прагматические, экономические вопросы. Продолжит развиваться создание совместных казахстанского-узбекских предприятий на территории РК, потому что Узбекистан через Казахстан пытается выйти на рынок Евразийского союза, обойдя таможенные и налоговые преграды. Это выгодно и Казахстану – создаются новые производства. Возможно, более широкое развитие получит узбекский автопром, в том числе возможен перенос на нашу территорию предприятий по сборке автобусной техники. Возможно, появятся совместные предприятия по производству и глубокой переработке сельхозпродукции. Не исключён экспорт углеводородного сырья. Узбекистан отметил нехватку собственного сырья и в связи с этим неполную загрузку мощностей нефтеперерабатывающих заводов. А Казахстан регулярно сталкивается с нехваткой бензина. Понятно, что мы в данном случае находимся в определённой зависимости от России. Если переработка будет переноситься ещё и на территории Узбекистана, это будет создавать конкурентное поле, в рамках которого Казахстан будет получать достаточно серьёзные дивиденды.

Анна ШАПОВАЛОВА

P.S.

Товарооборот между РК и РУ в 2017 году составил $2 млрд, что на 31,2% выше по сравнению с 2016 годом. Экспорт из Казахстана в Узбекистан в 2017 году вырос на 35%, составив $1,3 млрд. Импорт в Казахстан из Узбекистана увеличился на 25,1% и составил $735,2 млн.