Мультиплексы против кинотеатров. Почему в Казахстане два киносообщества

12:02 04/04/2018

127
Когда несколько лет назад на казахстанском телевидении закрыли программу Олега Борецкого «Смотрим и обсуждаем», а в Алматы началось уничтожение традиционных кинотеатров, это выглядело как наступление сложных времён для киноотрасли.

На фото кадр из фильма "Когда ангелы спят" Рашида Сулейменова - "Лучший жанровый фильм", Жулдыз Айдарбекова - "Лучшая женская роль".

Но кинематографисты не сдались. Обсуждение фильмов перетекло в киноклубы, расширился сектор независимого кино, появилась Ассоциация кинокритиков Казахстана, которая каждый год стала проводить кинопарад отечественных фильмов и подводить итоги года в конкурсе "Выбор кинокритиков". О том, куда движется казахстанское кино, мы решили узнать у президента этой ассоциации Гульнары Абикеевой.

- Гульнара, есть ли признаки взросления аудитории? Готова ли она воспринимать социальное кино или её можно заманить в залы лишь историческими фильмами и простоватыми комедиями?

- Меня радует, что казахстанское кино набирает обороты. Я думаю, это очевидно для всех, и прежде всего для наших зрителей. В прошлом году количество полнометражных игровых картин в Казахстане достигло 31. В нынешнем, по предварительным подсчётам, их будет вдвое больше – свыше 60. Посмотрите, что сегодня идёт в кинотеатрах: из 21 фильма в прокате 6 казахстанских картин – это почти треть! И если заглянуть на сайт Kino.kz в раздел «Опросы», то мы увидим, что рейтинги казахстанских картин выше американских: «Шестой пост» - 9.0, «Регистратор» - 8.49, «Той любой ценой» - 8.23, «Я – жених» - 6.86, «Бойжеткен» - 6.83.

И только потом идут американские блокбастеры:

«Тихоокеанский рубеж» - 6.62, «Лара Крофт» - 6.11.

Разве это не прорыв? Доля казахстанского кино на март 2018 года составляет 28%. При том, что пять лет назад эта цифра едва достигала 3%. И по кассовым сборам казахстанские картины конкурируют с американским кино. На сайте «Тикетон» еженедельно публикуются бокс-офисы, и мы видим, что пару недель лидировал фильм «Я - жених» Нуртаса Адамбая, хорошие кассовые сборы показала лента «Каникулы в Таиланде» продюсера Нурлана Коянбаева.

Фильм "Оралман" Сабита Курманбекова был удостоен трех премий - "Лучший фильм-драма", Акмолда Дулыга - "Лучшая мужская роль", Рустем Одинаев - "Лучшая работа художника-постановщика".

Если же говорить об особенностях коммерческого кино 2017 года, то нас удивило, что наряду с развлекательным появилось социальное кино. Речь идёт прежде всего, о фильмах «Когда ангелы спят» Рашида Сулейменова и «Неделимое» Олжаса Ахметова. Не может быть, чтобы людей волновали одни проблемы, которые, скажем, отражаются в соцсетях, а кино было совершенно о другом. Вот и произошло слияние интересов.

Фильм "Неделимое" был представлен в 5 номинация, но премию получил только Абулхаир Жараскан за "Лучшую музыку".

 - В прошлом году в Алматы был снесён кинотеатр «Байконур», утратил свои функции «Целинный». Вместо кинотеатров с простой и понятной системой эвакуации зрителям предлагают мультиплексы, часто расположенные на последних этажах торгово-развлекательных центров, напоминающих лабиринты. Смысл такой планировки прост: чем дальше расположен киноцентр, тем больше магазинов, бутиков и кафе зритель может увидеть по пути и, соответственно, больше денег оставить. Не кажется ли вам, что, уничтожая традиционные кинотеатры с прямым выходом на улицу, мы лишаем себя не только культурного наследия, но и ощущения безопасности?

- Ваш вопрос – пример того, что мы не можем оставаться равнодушными к тому, что происходит в реальной жизни. Конечно, трагедия в Кемерове нас всех потрясла, и теперь любой поход в торговые центры детей или с детьми мы воспринимаем с опаской. Я видела призывы в «Фейсбуке» о том, чтобы кинотеатры размещались не выше 1-го и 2-го этажей. Наверное, это было бы правильно. Но будет ли это сделано вопреки сложившейся инфраструктуре? Так же как мы не можем вернуть кинотеатры «Байконур», «Алатау», «Целинный». Дело же не в том, что кто-то их запретил, просто они устарели, и люди перестали туда ходить.

"Грязь большого города", Нариман Туребаев и Талгат Шагымбаев - "За лучший сценарий".

- Ещё лет пять назад основными центрами для крупнейших казахстанских кинофестивалей в Алматы – «Евразия» и «Звёзды Шакена» - были Cinema Towers и Silk Way. Кинозалы в них расположены на 1-м и 2-м этажах – соответственно, и эвакуация не составляет проблем. Но в последние годы главным фестивальным центром стал «Кинопарк», который находится на последних этажах торгового центра «Есентай», выбраться быстро из него проблематично. Значит ли это, что при выборе мест для будущих фестивалей организаторам придётся учитывать этот фактор?

- «Кинопарки» на сегодняшний день представляют самое высокое качество кинопоказов, поэтому туда и переехали кинофестивали. Там же проводятся премьеры большинства казахстанских картин. Вопрос не в том, чтобы переехать в кинотеатры на 1-м или 2-м этаже, вопрос в том, чтобы обеспечить безопасность зрителей там, где они сейчас находятся.

"Звонок отцу", Серик Апрымов - "За лучшую режиссуру" и Ерболат Оспанкулов "За лучшую мужскую роль второго плана".

- Как вы относитесь к тому, что кинофестиваль «Евразия» в случае необходимости (например, в год EXPO) переводят из Алматы в Астану? Идёт ли это на пользу фестивалю, ведь всё-таки его основная аудитория и многие участники находятся в южной столице?

- Проработав почти десять лет арт-директором кинофестиваля «Евразия», я, конечно же, не равнодушна к его судьбе. В 2018 году будет 14-й фестиваль. Он продолжает оставаться одним из немногих крупных культурных событий для Казахстана международного масштаба. Если сегодня так складывается ситуация, что фестиваль лучше финансируется в Астане, пусть он будет в Астане. Главное, чтобы он не прекращался. Топ-менеджеры будут меняться, но фестиваль сохранится. Мы приложили массу усилий для того, чтобы фестиваль вошёл в 35 ведущих кинофестивалей мира. Хорошо бы этот статус сохранить.

- Около месяца назад Казахстанский союз кинематографистов возглавил режиссёр Ермек Турсунов. Он пообещал решить вопрос возвращения Дома кино этому союзу. Однако намечавшийся процесс принятия в союз молодых кинематографистов затормозился. А несколько человек, в том числе и вы, покинули это объединение. Чего больше в этой смене руководства – плюсов или минусов?

- Изменения – это жизнь. Хорошо, что Союз кинематографистов стал кому-то нужен. Лишь бы «Дом кино» не стал разменной монетой в борьбе за постановки. Впрочем, если Ермек Турсунов и люди, стоящие за ним, сдержат своё слово и «Дом кино» вернётся кинематографистам, – это хорошо. В состав Союза кинематографистов Казахстана сегодня входит порядка 300 человек. Как-то мне довелось увидеть список действующих молодых кинематографистов – там тоже около 300 человек. То есть у нас сегодня два киносообщества – уважаемые ветераны кино и те, кто активно работают в кино. В зависимости от задач Союза кинематографистов эти два сообщества либо объединятся, либо нет. По крайней мере Ахат Ибраев хотел, чтобы молодёжь вошла в состав союза. Но на съезде были другие задачи – забрать власть. Что будет дальше – время покажет.

- На экранах кинотеатров доминируют западные фильмы. В то же время в Алматы и Астане нет ни одного кинотеатра, где бы показывали только отечественное кино. В каком состоянии находится закон о кино и почему до сих пор не включены механизмы поддержки отечественных авторов, как это происходит, например, во Франции?

- «Закон о кино» - это не просто документ, это механизм функционирования киноотрасли. Там оговаривается и форма государственной поддержки кино, и механизмы кинопроката, и форма налогообложения, и защита прав отечественных кинематографистов. «Закон о кино» не примется сам по себе, за этим должны стоять люди, которые понимают, в чём его смысл, какую пользу он принесёт нашим кинематографистам и обществу в целом. Ахат Ибраев, предыдущий руководитель Союза кинематографистов, занимался этим законом. Постоянно ездит на сессии по его обсуждению и наш прокатчик Бауржан Шукенов (руководитель киноцентра «Арман»). Они понимают, что «Закон о кино» - основа основ.

- С одной стороны, мировой экономический кризис заметно снизил потенциал финансирования кинопроцесса. С другой - расширяется сегмент доступной техники для съёмок. Как это влияет на отечественный кинематограф? Что ему угрожает больше – кризис финансов или кризис идей?

- Я вижу наш кинопроцесс если не в радужном свете, то в перспективе позитивных изменений. Нам не угрожает ни кризис финансов, ни кризис идей. Посмотрите, к чему привёл тот факт, что на «Казахфильме» в последние 3-4 года финансируется только заказное и идеологическое кино… К тому, что госсектор в кино перестал быть доминирующим. Из 31 картины в 2017 году на «Казахфильме» было снято только 3 фильма, то есть 10%, а всего 5-6 лет назад это было 70%. То есть в кино пришла молодёжь, которая не ждёт денег от государства. Бюджеты фильмов варьируются от нескольких миллионов долларов до пары тысяч долларов. Как вы правильно заметили, цифровое оборудование позволяет снимать кино практически каждому. Только далеко не каждый понимает, что такое кино. Но я всё равно не вижу кризиса идей. Большая конкуренция расширит поле поиска идей, талантливых людей всех кинопрофессий. А задача кинокритиков - отслеживать кинопроцесс, отмечать лучших из лучших, помогать продвигать наше кино на кинофестивали. Не ворчать, не вешать лейблы неудачников или снобистски вертеть носами, а быть вместе с нашими кинематографистами.

 

Олег БЕЛОВ