Казахстанский взгляд на Центральную Азию: нам нельзя друг без друга?

18:42 03/05/2018

31
«Казахстан всегда стремился к тесному экономическому сотрудничеству с соседями, особенно со странами Центральной Азии, с которыми мы имеем общую историю, культуру, миропонимание и мироощущение»

 

    Когда в Астане прошла первая рабочая консультативная встреча глав государств Центральной Азии, эксперты назвали 2018 год поворотным в области активизации сотрудничества стран региона, который уже не является лишь объектом преломления интересов России, США, Китая и Евросоюза. Так ли это на самом деле?

   «Казахстан всегда стремился к тесному экономическому сотрудничеству с соседями, особенно со странами Центральной Азии, с которыми мы имеем общую историю, культуру, миропонимание и мироощущение», - сказал Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

    При этом становление Центральной Азии как региона в современной мировой системе продолжается и является незавершенным. Оно идет на фоне продвижения интеграционных проектов в условиях существования уникальной комбинации вызовов и угроз разного уровня при конкуренции внешних сил. Государствам пока не удалось выработать единой общерегиональной стратегии. Регион зависит от усиливающейся глобальной неопределенности. Однако Центральная Азия сегодня - один из самых быстрорастущих и становящийся внушительным по объему рынок. Означает ли все это, что Центральная Азия в ближайшее время способна оформить региональную интеграционную инициативу? Дискуссия на эту тему прошла на днях на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» и тема ее была сформулирована так: «Центральная Азия в оптике будущего: динамика сотрудничества vs статика?»

    «Региональная повестка в 2018 году оказалась в тренде дискурса, многое на данную тему уже сказано в интервью и на различных конференциях и круглых столах, в том числе зарубежными специалистами. Поэтому, думаю, уместно во время данного обсуждения выразить казахстанский взгляд на проблематику Центральной Азии», - предварил обсуждение политолог Эдуард Полетаев.

   

    Если говорить об интеграционных процессах, то далеко не все страны Центральной Азии стремятся в них активно участвовать. К примеру, крупнейшее государство региона Узбекистан отдает предпочтение развитию двусторонних отношений со странами-партнерами. Также здесь расположено уникальное государство Туркменистан, которое обрело нейтральный статус еще в 1995 году. Тем не менее, нельзя забывать о прогрессе, который дают контакты между главами государств, правительств, высокопоставленных делегаций, благодаря таким интеграционным структурам, в той или иной степени присутствующим в регионе, как СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, ШОС.

    «Анализируя процессы в Центральной Азии, стоит отметить, что здесь определяющим фактором будет являться экономика, а не история, - сказал директор института международного и регионального сотрудничества при Казахстанско-Немецком университете Болат Султанов. - Развитие экономического взаимодействия будет происходить трудно, потому что республики торгуют в основном природными ресурсами и продавать их они могут за пределы Центральной Азии».

    По мнению Султанова, всего 5% внешнеторгового оборота Центральной Азии приходится на внутреннюю региональную торговлю. К тому же покупательская способность основной части населения низкая, что будет сдерживать развитие внутреннего регионального рынка. 

    «Мы находимся на различных позициях к главным региональным вопросам, - считает Султанов. - Например, к вопросу водно-энергетических ресурсов. Есть два государства, которые контролируют воду, и три - которые зависят от воды. И водный вопрос не будет решен, пока не будет общей программы. А она возможна только при наличии взаимных компромиссов. Но в условиях ухудшения экономической ситуации политическая элита на компромиссы идти не будет».

    Любопытную точку зрения озвучил профессор Казахстанско-Немецкого университета Рустам Бурнашев. Центральная Азия, по его мнению, формирование случайное и несистемное. Никаких оснований для фундаментальной интеграции здесь нет. Есть такие ограничители, как, например, ЕАЭС. Невозможно проводить интеграцию пяти стран Центральной Азии, когда две из них входят в ЕАЭС. Экономическая консолидация не получается. Ну, или ОДКБ - не все страны входят в пространство этой организации. Соответственно региональная военная политика является несогласованной.

    «Но с точки зрения расширения возможностей взаимодействия пяти стран, я был бы более оптимистичен, - заявил эксперт. - В какой-то степени в связи с изменениями в Узбекистане. А также в связи с изменениями экономической конъюнктуры для стран, экспортирующих природные ресурсы».

    Президент фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова напомнила о том, что в 2002 году на конференции «Ислам и безопасность в Центральной Азии» (на ней присутствовали эксперты всех пяти стран) она провела экспертный опрос. Тогда все говорили, что исламский радикализм, религиозный экстремизм от региона далек, а от Казахстана и подавно – это к вопросу о прогнозном видении экспертов. Но также 78% из них не прогнозировали какого-либо единства в регионе, говоря о том, что все зависит от социально-экономического и политического уровня развития стран, но каждая будет развиваться самостоятельно.

    «Ранее наш экспертный клуб «Алатау» проводил несколько мероприятий, по итогам которых выявлялась простая логика: региона нет, есть двусторонние связи между странами, которые подкреплялись риторикой языкового братства, духовного единства, общего советского культурно-исторического наследия. Все эти вещи до последнего времени эксплуатировались. Но видно, что и эти темы исчерпали себя. С этой точки зрения, искать базовые основания для единства и сотрудничества сложно», - заключил эксперт.

    «Если говорить о сценариях развития процессов в Центральной Азии, то мы фактически говорим о двух: центростремительных, и центробежных, - в свою очередь отметил политолог, главный редактор информационно-аналитического центра Caspian Bridge Замир Каражанов. - Пока мы наблюдали разобщенность в регионе. И, скорее всего, сохранение статус-кво закрепит такое положение дел. Чтобы сломить тенденцию, надо менять сложившуюся в регионе практику. Возникают вопросы касательно того, готовы ли страны и их лидеры к переменам? Мне кажется, что смена власти, случившаяся в свое время в Туркменистане, лучше продемонстрировала ситуацию, нежели смена руководства в Узбекистане. В Ашхабаде тоже питали интерес к сотрудничеству с соседями. Только такие настроения продлились недолго. Не повторится ли также ситуация с Узбекистаном?»

    Если же обобщить мнения всех выступивших экспертов, то лейтмотив обрисовался такой: потенциал для более широкого сотрудничества пяти стран региона огромен, но он реализуется медленно в силу целого ряда причин и обстоятельств. Одна из главных причин – разный уровень экономического развития этих стран, который сложился за последнюю четверть века. Другая причина – разные направления сотрудничества этих стран, как в политике, так и в той же экономике. И во многом это обусловлено не только экономическими интересами, но и политической волей правящих элит.

Искандер ИСАЕВ