ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ ПЛЮС…

04:45 13/06/2018

135
Безопасность региона во многом зависит от мировых «игроков». В частности, Китая, США, Турции, Ирана. И, конечно же, России. Как складываются отношения пяти стран ЦА с северным соседом?

Рустам БУРНАШЕВ, эксперт по безопасности Казахстана и Центральной Азии, профессор Казахстанско-Немецкого университета, кандидат философских наук, высказывает свою точку зрения по этому вопросу.

           

ТОЛЬКО БИЗНЕС. НИЧЕГО ЛИЧНОГО

- Рустам Ренатович, национальная безопасность каждого центральноазиатского государства зависит от многих факторов. В том числе от взаимовыгодных и взаимоуважительных отношений с Россией. Политики в Астане и Бишкеке, в Ташкенте, Душанбе и Ашгабаде в любых политических и экономических пасьянсах не могут не учитывать мнение Москвы. Да и в интересах России не создавать себе на своих южных границах новых проблем. Их у неё и без того, что называется, выше крыши. До недавнего времени политические контакты Казахстана и России протекали практически на безоблачном фоне. И вот как будто кто-то сглазил. Во время голосования в Совбезе ООН за резолюцию России по Сирии высказались Китай и Боливия. А Казахстан воздержался. Что вызвало нервную реакцию во многих российских СМИ. Вот те на! Оказывается, Боливия - наш друг и союзник, в отличие от казахов. Общий тон публикаций: «Сохрани, нас, Господи, от таких друзей. А от врагов мы убережёмся сами». Прошло время, но политическая тусовка в Астане и в Москве всё не может успокоиться. Похоже, напряглись и во всех центральноазиатских столицах…

- Я сейчас не стану искать какие-то «подводные течения», заниматься конспирологией. Выскажу свою личную точку зрения. Мне кажется, профессионализм российских экспертов снижается, что меня, конечно же, удручает. Казахстан занял нейтральную позицию уже потому, что Астана предоставила площадку для переговоров практически для всех участников конфликта в Сирии. Кроме, может быть, совсем уж одиозных режимов вроде пресловутого «Исламского государства». Надо отметить, что в последнее время при голосовании в Генеральной Ассамблее ООН, в Совете Безопасности, где наша страна присутствует в качестве непостоянного члена, Казахстан старается не поддерживать какую-то одну державу мирового уровня. Что соответствует нашему пониманию многовекторности. И поэтому странно, что российское экспертное сообщество воспринимает данную ситуацию как экстраординарную. Ведь такое уже бывало, и не раз. Не пойму, почему именно сейчас возникла такая нервная реакция. Если бы мы всегда поддерживали российскую линию, а потом проголосовали против неё, тогда, соглашусь, у многих стран и политиков появились бы вопросы. Так что реакция моих российских коллег - большая загадка. Ясно одно: журналисты и политологи соседней страны, которые пишут о Центральной Азии, не владеют информацией в полной мере или сознательно вырывают её из контекста наших отношений.

 

СУВЕРЕНИТЕТ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ

- Вспомните сообщение о том, что Казахстан собирается создавать американскую базу на Каспии.

- Откуда оно взялось? Кто из высокопоставленных чиновников в США или в Казахстане поделился сенсационной новостью? Нет ответа. Тем не менее её на полном серьёзе обсуждают на телевизионных ток-шоу и в газетах. И уж, конечно, в интернете. А ведь транзит нелетальных грузов для натовской коалиции в Афганистане – вопрос не новый. Тем более что и Россия в своё время хотела предоставить военный аэропорт в Ульяновске для так называемого Северного маршрута. Потому что Южный маршрут через Пакистан стал давать сбои. Пакистанцам не слишком понравилась операция по пленению Бен Ладена, которую провела морская пехота США, не поставив в известность ближайших союзников.

- Боялись утечки информации…

- Может, и так. Но ведь и суверенитет страны имеет значение. Так или иначе, американцы давно искали альтернативные пути снабжения. И хотя все страны - члены ООН на словах поддержали миротворческую операцию в Афганистане, реальная политика развивалась по своим законам. Сначала узбеки закрыли для НАТО аэропорт в Ханабаде. Затем кыргызы – не без дружеского совета России – показали на дверь дядюшке Сэму и его европейским союзникам. Транзит через Казахстан в обход России остаётся одним из немногих приемлемых вариантов. Он начал действовать ещё в 2002 году. Но пока с Пакистаном у Штатов было всё в порядке, грузопоток в этом регионе носил вспомогательный характер. И вот с 2010 года тонкий ручеёк превратился в полноводную реку. Переброска таких грузов – нормальный легальный бизнес. На нём можно неплохо заработать. Россия, как я уже сказал, была важной «станцией» на Северном маршруте. Но потом случился Крым. Начались санкции. Место России занял Казахстан. Почему мы должны упускать свою выгоду? Ведь эти поставки никоим образом не подрывают безопасность России, которую мы по-прежнему считаем союзником и стратегическим партнёром. Но как говорят в деловых кругах: «Бизнес есть бизнес. Ничего личного». Тем более что ситуация в Афганистане лучше не стала. А значит, остаётся необходимость в обмундировании, компьютерах, радиостанциях, медицинском оборудовании и так далее. Скажу больше. Ведь Россия не меньше, а может, и больше других стран заинтересована в стабильном, мирном Афганистане. Поэтому «озабоченность» наших российских союзников по этому поводу ничего, кроме недоумения, вызвать не может. Полагаю, что ничего страшного нет в том, что Казахстан стремится сохранить взаимовыгодные партнёрские отношения с глобальным Западом.

 

СТАТУС КАСПИЯ – ВОПРОС СТРАТЕГИЧЕСКИЙ

- МИД Казахстана объяснил, что военная база НАТО в Актау строиться не будет. Поэтому, дескать, пусть российская общественность не волнуется. И здесь как бы всё становится на свои места. Причём – и это важно – свои претензии к Казахстану обнародовали не первые лица российского государства – Владимир Путин и Дмитрий Медведев, а политики третьего или даже четвёртого эшелона. Но дьявол кроется в деталях. Представим географическую карту. К Чёрному морю имеют выход два государства, у которых с США довольно-таки тёплые отношения. Это Болгария и Румыния. Члены НАТО. Затем контейнеры по Чёрному морю можно перебросить в Грузию, которая в пророссийских симпатиях уж точно не замечена. Дальше - Азербайджан. Эта страна давно хочет вернуть Нагорный Карабах и несколько районов, которые оккупировала Армения. Если б не Россия, армянам пришлось бы туго. По Каспию – в Казахстан. А затем Узбекистан и Туркменистан открывают путь в Северный Афганистан. Почему я так подробно прослеживаю этот маршрут? Весь путь проходит через страны, которые дружат (или пытаются дружить) с Соединёнными Штатами. Поэтому по поводу сохранности грузов вопросов нет. Но много перевалок, таможен, границ. А значит, контейнеры могут накапливаться в разных странах, в том числе и на казахстанском берегу Каспия. Склады, пакгаузы, стоянки для погрузчиков, заправочные станции – всё надо охранять. Это - как ни назови – база. Вряд ли американцы доверят это деликатное дело кому-то кроме своих морских пехотинцев. Между тем военнослужащие США пользуются экстерриториальностью. То есть назвать можно как угодно. Но, по сути дела, это натовский анклав в нескольких сотнях морских миль от России. На фоне игры мускулами в Прибалтике казахстанский морской порт в Актау становится дополнительным раздражителем для российских политиков. Или я не прав?

- Весьма спорное суждение. Этот коридор действует, как я уже сказал, не первый год, Все процедуры отработаны. Составы и сухогрузы продвигаются с запада на восток без задержек. Тем более что на этом маршруте добавился ещё один казахстанский порт Курык (бывшее Баутино). Да, грузы для стран коалиции НАТО сопровождают специально подготовленные люди. В том числе и военнослужащие. Но всю разгрузку и погрузку в Казахстане осуществляют казахстанские рабочие и инженеры. В Узбекистане – узбекские. Тут важна каждая минута. Поэтому не в интересах коалиции НАТО складировать грузы по пути следования. И ещё один момент. Почему российское экспертное сообщество возбудилось именно сейчас? Беда в том, что сегодня в России у многих её граждан (экспертов в том числе) психология защитников осаждённой крепости. Отсюда и острая реакция на действия союзников.

- И в продолжение этого вопроса. Пять стран, выходящие к Каспию, вот уже 26 (!) лет не могут подписать Декларацию о его статусе. Пикировка в российских и в казахстанских СМИ, скорее всего, в очередной раз отдалит эту перспективу на неопределённое время. Между тем долгожданный документ – важное звено в безопасности нашего региона…

- Здесь я с вами соглашусь. Конвенция о правовом статусе Каспия может стать фундаментом для нового витка сотрудничества. Длительный период её подготовки связан с тем, что четыре страны в основном свою позицию согласовали. Это Казахстан, Россия, Азербайджан и Туркменистан. Они хотят разделить Каспий по срединной линии. Длиннее берег - получаешь большую часть моря. Иран же планирует поделить Каспий на пять равных частей. И это, согласитесь, уже совсем другое дело. Есть некоторые трения и между Азербайджаном и Туркменистаном. Между Россией и Казахстаном давно нет никаких разногласий по этой теме. Не дожидаясь общего всеобъемлющего документа, мы стали совместно осваивать нефтяной шельф Северного Прикаспия. И ещё важное уточнение. Северным маршрутом главы государств не занимаются. Потому что транзит грузов – это вопрос тактический. А статус Каспия – стратегический.

 

УЗБЕКСКИЙ КАЗУС

- Перенесёмся мысленно на южный фланг Центральной Азии. Как складываются отношения у политического руководства России с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым? Отражаются ли они на безопасности региона в целом? Не предпринимает ли Россия попыток в новых условиях вернуть Узбекистан в лоно ОДКБ или вопрос потерял актуальность?

- Скажу сразу: ещё в период правления Ислама Каримова между Россией и Узбекистаном был достигнут некий компромисс – к обоюдному удовольствию. Узбекистан вошёл в состав ОДКБ в 2005-м и надолго в нём не задержался. Возникли противоречия у этой страны с партнёрами - по поводу того, что должна и чего не должна делать Организация Договора о коллективной безопасности. Кстати, существует любопытный казус, о котором мало кто вспоминает. Узбекистан не подавал заявления о выходе из организации. Он лишь приостановил своё участие в ней.

-Как-то уж очень по-азиатски…

- Дело в том, что Узбекистан разделяет озабоченность своего северного партнёра по поводу безопасности в Центральной Азии. Часто поддерживает формат решения этих проблем, участвует в международных встречах и конференциях вместе с Россией. Однако узбеки не согласны с тем, что проблемы безопасности могут решаться с помощью Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) – сюда входят воинские подразделения всех государств, входящих в оборонительный союз. И Коллективных сил быстрого развёртывания (КСБР). Они предназначены для специальных операций в Центральной Азии. В Ташкенте считают: Узбекистан сам в состоянии защитить себя. Пока такая постановка вопроса Россией не оспаривается. Она устраивает обе стороны. Ни Москва, ни Ташкент не собираются ничего менять в этой ситуации. Русские говорят: «Насильно мил не будешь». Существуют подобные пословицы и поговорки и у других народов Центральной Азии.

- Рустам Ренатович, хочу напомнить вам один рассказ Льва Толстого – про мальчика, который решил подшутить над пастухами. Начал кричать: «Волки, волки!. Когда запыхавшиеся мужчины с ружьями наперевес предстали перед маленьким хулиганом, он над ними стал потешаться. Понятно, что догнать его они не сумели – после такой-то пробежки. Так повторялось несколько раз. И когда на отару овец, которую пас злой и глупый шутник действительно напали «санитары леса», ему никто не помог. Финал закономерен и печален одновременно. Остались от овец и баранов рожки да ножки. Да и мальчику, прямо скажем, не повезло в тот день. Почему я сейчас говорю об этом? Слишком часто эксперты пугали нас талибами. Дескать, вот-вот они переправятся через Амударью и Пяндж. И тут такое начнётся! Не началось. Потом пошли слухи о передислокации боевиков ИГИЛ в Афганистан. И снова понеслось: «Ну уж теперь эти головорезы точно не остановятся. Пойдут помогать «братьям по вере» в Центральную Азию». И опять ничего экстраординарного не случилось. Чёрное знамя радикального ислама, к счастью, пока не развевается над Самаркандом и Бухарой, Ташкентом и Душанбе. Может быть, эксперты просто всех нас накручивают, чтобы подчеркнуть свою значимость? Ответьте откровенно: существует ли угроза для пяти республик со стороны беспокойного южного соседа?

- Прямой угрозы в данный момент нет. Это очевидно. Сегодня ни один серьёзный эксперт, и прежде всего в военных кругах, не станет пугать «афганской угрозой». Талибы и правительственные войска действуют исключительно в пределах Афганистана. Талибан ведёт борьбу за власть только в этой многострадальной стране. Экспансионистских планов у него нет и вряд ли они появятся в обозримом будущем.

- Однако в Туркменистане дела обстояли не столь блестяще. Помнится, перестрелки и рейды боевиков стали «дежурным блюдом» - вроде тарелки дымящегося плова. Президент Казахстана об этом сказал на одном из международных форумов. На что туркмены обиделись. И даже прислали ноту по дипломатическим каналам. Дескать, сами наведём порядок…

- Там ситуация была и вправду неоднозначной. Конечно, Туркмения - страна весьма специфическая, закрытая от журналистских глаз и телеобъективов. Однако кое-что всё же просочилось. Речь шла о контроле над транзитом наркотиков, о переделе рынка «белой смерти». О целенаправленной экспедиции талибов на территорию Туркменистана речи не шло. Как и в Узбекистан и в Таджикистан.

- Не пытались ли Россия играть роль арбитра в конфликтах, которые, увы, не раз возникали между суверенными центральноазиатскими государствами? Самый примечательный: противостояние между Таджикистаном и Узбекистаном. Согласитесь: когда соседей разделяют минные поля – это за пределами цивилизованных отношений. Что изменилось в таджико-узбекских отношениях? Смог ли Шавкат Мирзиёев разрядить обстановку?

- Вы затронули целый комплекс сложных вопросов, но я постараюсь на них ответить. Дело в том, что этот конфликт никогда не выходил на межгосударственный уровень. Узбекистан ведь не объявлял войну соседям. Дело в том, что Таджикистан в то время не контролировал часть своей территории, на которой боевики Исламского движения Узбекистана чувствовали себя в безопасности. Более того, здесь находились базы экстремистов и лагеря для их подготовки. Было два варианта: либо преследовать террористов на территории чужого государства. Что вызвало бы негативную реакцию ООН, в том числе и в мусульманских странах. И второй - заминировать свою собственную границу. Ислам Каримов как руководитель страны и главнокомандующий, сделал выбор. Правильным он был или нет – уже вопрос истории. Были и другие острые углы в отношениях двух государств. Напомню, что у железных дорог Таджикистана нет прямого выхода на Россию. Для того чтобы поездом попасть из Душанбе, к примеру, в Москву, необходимо пересечь часть Сурхандарьинской области Узбекистана, затем проделать солидный отрезок пути по Туркмении, снова въехать в Сурхандарьинскую область, миновать Бухару и опять попасть в Туркмению. Только миновав древний Ургенч и Каракалпакию, через Казахстан можно выйти к границе России. В советское время никто не думал об административных границах республик. Рельеф местности и стоимость укладки рельсов и шпал – вот что двигало инженерную мысль. Когда узбеки ограничили проезд таджикских грузов и пассажиров по своей территории, таджики возмутились: как же так? На что им резонно ответили: вы строите гидроэлектростанции в верховьях рек, без учёта наших интересов. А у нас воды для питья и полива не хватает. Так что и у таджиков, и узбеков были поводы для взаимного недовольства. Но я здесь хочу подчеркнуть важный момент. Оба президента, Каримов и Рахмон, старались не выносить эти конфликты на высокий государственный уровень. А значит, ни у России, ни у Казахстана не было повода для вмешательства. Что говорит о государственной мудрости Ислама Каримова и Эмомали Рахмона. В последнее время ничего не слышно о рейдах бандформирований на границе. Значит, спецслужбы двух государств смогли наладить совместную работу. Что касается узбекского президента, то он старается продолжать курс на добрососедство и согласие, наметившиеся в последние годы правления Ислама Каримова. Сняты многие проблемы в гуманитарной сфере. Упрощён пограничный контроль. Открыты дополнительные пункты пропуска. Отменён визовый режим. Тридцать дней гражданин Таджикистана может гостить в соседней стране без всяких ограничений. А если решит задержаться, должен пройти регистрацию.

 

ЗЕМЛЯ В ОБМЕН НА ДОЛГИ?

- Не можем не упомянуть о своих соседях-кыргызах. Прошлогодние выборы президента в этой стране были омрачены – скажем мягко – эмоциональными выпадами Алмасбека Атамбаева в адрес своего казахстанского коллеги. Как сейчас складываются контакты двух стран между собой и с Россией? Удалось сделать наши отношения безопасными и предсказуемыми?

- После того как в Кыргызстане сменился глава государства, отношения двух стран вошли в нормальное деловое русло. Как в формате Евразийского экономического союза, так и в рамках ОДКБ. Остались замечания Казахстана в адрес соседей по поводу их обязательств в интеграционных объединениях. В частности, кыргызская сторона должна привести своё законодательство в соответствие с правилами, существующими в ЕАЭС.

- И это логично. Никто ведь за руку их туда не тянул…

- Совершенно верно. Что касается отношений Кыргызстана и России, то здесь они не слишком отличаются от казахско-российских. Безопасность этих государств также поддерживается на высоком уровне.

- Известно, как остро стоит в Казахстане вопрос о продаже земли иностранцам. Президент страны вынужден был наложить мораторий на все сделки в этой деликатной сфере. Но в местной прессе появилась пугающая информация о том, что Таджикистан не смог рассчитаться по долгам с Китаем и вынужден был расплатиться частью территории. Авторы материала пугают: такая же участь ожидает и Казахстан. Не подрывают ли государственные долги нашу национальную безопасность?

- Здесь я хотел бы выделить два важных момента. Первое. Так сложилось, что среднеазиатская часть границы СССР с Китаем не была определена однозначно. Тягаться с сильным соперником Китай не стал. Вооружённые столкновения на острове Даманский в России и на озере Жаланашколь в Казахстане остудили многие горячие головы в Пекине. Но после распада Советского Союза новым суверенным государствам пришлось вернуться к этой теме. В том числе и России. Собственно, почему возникла шанхайская «пятёрка»? Необходимо было найти разумный компромисс, чтобы чувствовать себя в безопасности. Потребовались долгие переговоры. В результате чего у некоторых озабоченных граждан возникло ощущение, что все четыре страны, имеющие общие границы с великом соседом – а это Казахстан, Кыргызстан, Россия и Таджикистан, – уступили часть своей территории китайцам. Уверяю вас, это не так. Были разделены спорные участки, не более того. Причём на каждый раунд переговоров стороны выходили с документами, подлинность которых не подвергалась сомнению. Сегодня все границы определены, что называется, до сантиметра, повода для спора нет. И второе. По поводу принципа «земля в обмен на долги». Я весьма скептически отношусь к подобным сообщениям. Для Китая важно было обезопасить себя в Центральной Азии. Зачем ему новая головная боль?

- Тем более на фоне пограничных споров в Юго-Восточной Азии – с Вьетнамом, Южной Кореей, Японией и Республикой Китай, как гордо себя именуют жители Тайваня…

- Вот именно! Подписав соглашения с каждым центральноазиатским государством и Россией, китайцы решили проблему, оставленную нам прошлыми поколениями. Зачем нарушать status quo? Если Китай приобретёт часть таджикской территории, он создаст неблаговидный прецедент и колоссальный риск для себя. Глупо продавать землю. Но не менее глупо её покупать. После того как граница определена и закреплена в соответствующих документах, нельзя её пересматривать. Китайцы идут другим путём. Вкладывают инвестиции. Внедряют новые технологии. Участвуют в совместных предприятиях, что абсолютно не запрещено законом и вписывается в логику отношений между цивилизованными странами. Мне кажется, что подобные сообщения – это провокационный вброс, который не имеет реального подтверждения.

Беседовал Юрий КИРИНИЦИЯНОВ