Липовое озеленение

00:17 04/07/2018

240
Виктор Цой: «Я знаю, моё дерево в этом городе обречено»

58 процентов территории Казахстана занимают пустыни и полупустыни, поэтому к деревьям здесь должно быть особое отношение. Но на деле очень часто особый подход к ним демонстрируют лишь бригады с бензопилами. В то время, когда вокруг Астаны растёт Зелёный пояс, его площадь уже превышает 14,8 тыс. га и включает 11,5 млн деревьев и кустарников, вокруг Алматы расширяется пояс вырубленных яблоневых садов. 
Город-сад Алматы превращается в город пней и обрубков. Несмотря на протесты горожан, деградация зелёного фонда продолжается угрожающими темпами. В этой ситуации пешеходная улица Панфилова, модернизация которой завершилась в прошлом году, должна была показать новый уровень ландшафтного дизайна и отношения к деревьям. Однако этой весной выяснилось, что более 90 саженцев, закупленных в Европе и высаженных на этой улице, превратились в сухостой. 

Деревья закупали в Германии не потому, что у нас схожий климат с этой страной, и не потому, что в Казахстане нет своих питомников. Похоже, всё дело в том, что у ландшафтных дизайнеров преобладает мнение, что в Европе растут более ровные деревья. Судя по всему, у авторов проекта реконструкции улицы не было ограничений в бюджете, и они не преследовали цель поддерживать отечественных производителей. Парадокс в том, что кроме 70 засохших акаций на улице Панфилова было и более 20 декоративных яблонь. Можете представить, чтобы на родину яблок везли яблони из Германии? При этом количество вырубленных яблонь в предгорьях Алматы исчисляется тысячами.

Засохшие надежды
Вот мнение жительницы Алматы Елены Абрамовой о засохшей аллее:
«Сегодня прошла пешком по улице Панфилова от оперного театра до Арбата и была неприятно удивлена количеством саженцев, которые с приходом весны так и не принялись. Знаете, сколько всего я насчитала? 96. А теперь посчитайте, сколько денег из бюджета было потрачено. Если такие дорогие деревья для посадки закупили, так их надо было лелеять. Что интересно, ближе к улице Гоголя деревья прекрасно принялись. Может, те, что выше по Панфилова, просто не поливали? Обидно. Это наши с вами деньги, выброшенные на ветер. А что, ту же акацию, которая в основном не принялась, нельзя было закупить в местных питомниках?» 
В южной столице идёт активное благоустройство, но постоять на тенистой улице всё сложнее, так как деревья усиленно обрезают. Обкромсанным деревьям рады только магазины и рестораны, вид на которые не закрывают пышные кроны. В списке расходных материалов бригад «озеленителей» присутствует зелёная краска -  ею маскируют места спиленных веток. Скорее всего, это делается для того, чтобы горожане не заметили, что зелени становится намного меньше. Сотрудники НИИ лесного хозяйства РК на наш запрос ответили, что многие виды деревьев не должны подвергаться обрезке, в том числе дуб, тополь. Однако и эти деревья не избегают беспощадной обрезки. Куда уходит спиленный материал, остаётся загадкой. При этом на обочинах дорог на въезде в город представлен широкий выбор древесных наборов для шашлыка и растопки, причем не только из карагача, но и саксаула, вырубка которого запрещена. 
Невольно вспоминается песня Виктора Цоя «Я посадил дерево». В ней есть такие слова: «Я знаю, моё дерево не проживёт и недели. Я знаю, моё дерево в этом городе обречено». 
Иногда уничтожением деревьев предприниматели занимаются, не имея на то разрешения. Но в большинстве случаев люди с бензопилами действуют вполне легально. Вместо того чтобы объявить мораторий на вырубку и обрезку деревьев, акимат Алматы продолжает выдавать разрешения на зелёные зачистки. И это происходит в городе, который занимает первое место по загрязнённости воздушного бассейна в Центральной Азии. Продолжается уничтожение деревьев и в предгорьях, которые активно застраиваются. При этом инициаторы застройки Кок-жайляу гордо говорят, что там будет так же уютно и красиво как на улице Панфилова. Глядя на сухостой на главной пешеходной улице Алматы, понимаешь, что лучшей антирекламы строительства горного парка на Кок-жайляу сложно придумать. 

Замурованные деревья 
Тревожная ситуация и в небольших городах. В городе Капчагай в Алматинской области на центральных улицах не осталось ни одного целого карагача, все они превращены в круглые обрубки, неспособные защитить от солнца, ветра и дождя. Ещё больше не повезло деревьям внутри дворов -  бригады из приезжих работников, ловко орудуя бензопилами, превращают карагачи, тополя, клёны в пальмы. При посадке деревьев не всегда учитываются их особенности. Саженцы сосен в 1-м микрорайоне сажали в январе, в период аномальных холодов, что удивительным образом совпало с подготовкой к приезду высокопоставленных лиц из областного акимата. Неизвестно, какое впечатление на них произвели саженцы, вкопанные в мёрзлую землю с помощью отбойных молотков, но теперь жители могут наблюдать желтые сосны -  плоды расторопности капчагайских озеленителей. 
Новые стандарты благоустройства можно увидеть и на улице Джамбула в самом центре Капчагая. Там стоят забетонированный и обрезанный тополь, а также заасфальтированная сосна. Жёсткий подход к ним обусловлен желанием расширить парковочное пространство. Водители претензий не имеют.


В Израиле и некоторых других странах городские деревья пронумерованы и находятся на учёте в полиции. Любое покушение на них грозит серьёзными наказаниями. Парадокс ситуации в Казахстане в том, что у нас за спиленные и обрубленные деревья чаще всего никто не платит штраф. Более того, бригады с бензопилами порой с таким старанием обрезают деревья, что невольно задумываешься о причинах такого рвения. 
В последнее время в Казахстане стали появляться новые праздники. Может быть, пришла пора учредить День дерева? В этот день граждане страны могли бы с помощью специалистов лесного хозяйства сажать деревья. Пока же, если взглянуть на улицы городов, нашим профильным праздником является день лесоруба.