19 июля - случайность или следствие?

00:50 01/08/2018

491
Как изменилась криминогенная обстановка после убийства Дениса Тена

Степень развития страны зависит от её способности к модернизации, возможности в случае необходимости проводить революции сверху. Трагедия с Денисом Теном поставила страну перед выбором. Либо проводить реформу правоохранительной системы (Грузия доказала, что преобразовать полицию и искоренить коррупцию на нижнем уровне можно довольно быстро), либо активизировать работу правоохранительных сил в сфере автокраж. Пока процесс развивается по второму сценарию. В частности, проверяются и закрываются магазины по продаже запчастей, хотя автоэксперты отмечают, что это лишь следствие, а не причина разгула криминала. Резонансное убийство ведущего спортсмена страны - что это? Трагичная случайность или вершина криминального айсберга, угрожающего безопасности всей страны? 

Мы решили выяснить, насколько частыми являются нападения на известных людей и как изменилась работа полиции после алматинской трагедии.
Вот несколько фактов. 17 июля, за два дня до трагедии, на той же алматинской улице Байсеитова, на её пересечении с улицей Гоголя, произошло нападение на машину известного музыканта и блогера Александра Цоя. Был похищен ноутбук. Пострадавший с большим трудом дозвонился до полиции, преступников не нашли. 21 июля в Актау после аналогичного ранения в ногу погиб известный КВНщик Данияр Алимбаев. В тот же день 21 июля в Алматы напали на машину писателя и музыканта Ильи Одегова. Вот как он описывает это:

«Сегодня ночью, часа в 3, неизвестные разбили стекло в моей машине и пытались проникнуть внутрь. Это случилось возле дома, который находится буквально в 100-150 метрах от того места, где был накануне убит Денис Тен. 
Внутри машины у меня ценностей не было. Она стояла почти под фонарём, и пустой салон нормально просматривался снаружи. Рядом на стене дома висела камера. Я ещё не спал, когда услышал с улицы глухой сильный стук, а потом сработала моя сигнализация. Выглянув в окно, успел увидеть людей возле машины. Двое парней. 
Я прекрасно знаю, насколько опасно встречаться с такими людьми лицом к лицу. Но не понимаю, как можно прятаться, как страус в песок?! Несколько лет назад, когда с моей машины сняли зеркала в другом районе, я, не размышляя, погнался за преступниками, но не догнал. 
Этой ночью я тоже выскочил на улицу, прихватив гаечный ключ (не соображал, чем можно вооружиться ещё). Рядом с машиной уже никого не было. Я спугнул преступников, но вряд ли они были далеко. В темноте двора были слышны какие-то посторонние звуки. 
Я решил позвонить в полицию. На часах было 3.15. Номер 102. Трубку очень долго не брали. Женщина, ответившая в итоге на звонок, сердито расспросила меня, что да как. Я спросил, когда приедет патруль, услышал: «Ждите» - и гудки. Она бросила трубку. Перезвонил, попал почему-то в Талгар (услышал, что 102 - это общий телефон с Талгаром), снова позвонил и в общем кое-как добился ответа, что патруль приедет через 5-10 минут. 
Через 5-10 минут никто не приехал. Я был около машины, опасался, что воры вернутся - стекла-то уже нет. Минут через 20 на мой телефон маякнули. Я не перезвонил. Там выждали ещё и перезвонили сами. Полицейский. Заново расспросил меня, кто я, где живу и что за машина. На мой вопрос, когда же они приедут, мой собеседник узнал, буду ли я писать заявление (да, конечно!) и предложил мне приехать самому в Алмалинский РОВД. Я отказался. 
К этому времени во дворе уже были мои родственники. Полиция всё не приезжала. Мы вспомнили, что возле места убийства Дениса Тена - это было прямо за углом - дежурили полицейские автомобили. И мы решили разделиться - я остался ждать наряд, а родня поехала туда. 
Они вернулись ни с чем. Если вкратце, то всё, на что хватило полицейских, которые были там, - это позвонить кому-то и, кажется, убедить собеседника, что к нам нужно послать машину. Сами полицейские сослались на то, что должны заниматься другими делами… В общем, как показал мой опыт, даже если полиция рядом (минуты езды!) и даже если ты к ней лично пришёл за подмогой, то ожидать непосредственной помощи от неё не приходится. 
В конце концов в 4.05 (спустя 50 минут после моего звонка) к нам приехали следователи, молодые парни. Ловить преступников по горячим следам полицейские не собирались. Да и поздно было. Впрочем, по двору всё это время шастали какие-то подозрительные личности, но полицейских это не особенно интересовало. Им нужно было просто заполнить бумаги. Заполняли мы их ещё более 40 минут.
Нам обещали, что снимут показания с камер, может быть, там что-то увидят. Но сказали при этом, что преступление не тяжёлое, поэтому даже если виновного найдут, то, скорее всего, дадут условный срок. 
Следователи уехали ближе к 5 часам, а мы ещё должны были ждать криминалиста. Он в это время работал с другой машиной, которую тоже пытались обокрасть или обокрали где-то рядом. 
Закончилась вся эта процедура только в 5.30, к этому времени уже стало светло. У меня, кстати, была похожая история с арендованной машиной в Германии: вся процедура оформления, допроса и осмотра заняла от силы минут 15.
Самое ужасное в ночном происшествии - то, что это произошло через день после того, как автоворы пытались снять зеркала с машины Дениса Тена, и в том же районе. Несмотря на шумиху, несмотря на то, что сейчас в нашем районе много полиции, преступники, похоже, ничего не боятся».

Разруха на улицах

Мы решили выяснить у Ильи Одегова, какие перемены происходят в районе, где произошла трагедия 19 июля. 
- Илья, как изменилась криминогенная обстановка в вашем районе?
- Есть ощущение, что она стала хуже с тех пор, как началось глобальное перекапывание центра города. Как будто бы вот эта внешняя разруха и неустройство притягивают неустроенных личностей. Изменилось ли что-то после трагедии? Полицейских на улице стало больше. Но на мою машину напали уже после трагедии, несмотря на полицию. 
- На какие машины чаще нападают - стоящие во дворе или вдоль улиц?
- Этого я не знаю, конечно. Лучше спросить у полиции. Но не уверен, что эта статистика вообще есть. 
- Есть ли у вас шанс получить компенсацию по страховке?
- Нет, такие происшествия страховкой не покрываются. 
- Одно из частных охранных агентств Алматы объявило о начале патрулирования одного из районов города своими силами. Какое решение видите вы?
- Решать проблему преступности - это дело полиции. Но на собственном опыте я убедился, что у нас полиция выезжает не для того, чтобы поймать преступников по горячим следам, а только для фиксации преступления для дальнейшего расследования. Раз полиция не способна справиться с преступностью, значит, нужны изменения в её структуре, в её отношении к своей работе. 


Ох рано встаёт охрана?
Анна Шелепова, известный журналист и новатор в сфере развития дворового спорта, на себе испытала деятельность автоворов: 

«Случай с Ильёй Одеговым, который боролся за свои права и безопасность на том же месте, что и Тен, напомнил мне мою историю общения с полицией по аналогичному вопросу.
Автоворы меня обкрадывали несколько раз (колёса, зеркала). Расскажу о конкретном случае, когда у нас украли четыре колеса с титановыми дисками, которые были поставлены накануне (не успела и метра проехать на них). 

На место преступления прибыл патруль, но упорно не хотел принимать заявление. 
Несколько полицейских из Алмалинского районного отделения полиции уныло бродили возле моего автомобиля. Удивило меня то, что отпечатки пальцев полицейские ни с машины, ни с кирпичей под машиной, ни с болтов, разбросанных возле, снимать не стали... 

На вопрос, что делать, мне ответили, что сейчас зачитают мои права. Предложили варианты: писать заявление или не писать. При этом отметили, что лучше не писать, поскольку процент раскрываемости практически нулевой, что разбойная группа, скорее всего, “залётная” и вернуть украденное вряд ли получится. В общем, прозрачно намекнули, что пропали наши колёса и нечего тут расследовать. 

Я всё-таки настояла на праве писать заявление. Лица полицейских не выразили никакой радости, но права этого лишить меня не смогли. Написала заявление. Написала объяснительную. Ещё полицейские повезли меня в Алмалинский РОП писать аналогичный документ, но при личном присутствии дежурного лейтенанта полиции. 

Но дело даже не в этой мороке, а в том, что когда я наконец-то представилась журналистом (тогда я работала в штате республиканского еженедельника) и попросила официально рассказать о том, как будут искать колёса, мне сообщили, что раскрываемость по подобным преступлениям достигает 70 процентов! 

То есть получается, что для простых смертных - одна статистика, а для журналистов с официальным запросом - другая. Почему полиция внушает нам не писать заявления по «мелким» кражам, объясняя, что они всё равно никогда ничего не найдут? Это разве не часть их работы? Разве не с мелочей, улиц и вот такой безнаказанности начинается «карьера» преступников?


  • ПОЗИЦИЯ УТЕБЕКОВА

Не путайте гуманизацию и вседозволенность 

Накануне трагедии в Алматы А. Кудайбергенова поймали в Астане на краже автозеркал. Это произошло за неделю до гибели Дениса Тена. Представители МВД теперь говорят, что Кудайбергенова не арестовали или не взяли подписку о невыезде в Астане из-за требований закона. Началось ускоренное досудебное расследование (УДР). Якобы при УДР к подозреваемому не применяется мера пресечения, а у него отбирается обязательство о явке в полицию по вызову.
Однако мера пресечения спокойно избирается и при УДР. На это нет запрета в УПК РК. Если бы у Кудайбергенова дознаватель взял хотя бы подписку о невыезде, тот уже не смог бы продолжить криминальную деятельность в Алматы. Так ещё, оказывается, Кудайбергенов трижды судим за грабежи и кражи! Как полиция могла не арестовать рецидивиста, орудующего в Астане?! 
Пять лет назад за несчастную старую «Нокию» Кудайбергенов с друзьями избили ночью прохожего парня до полусмерти. Оставили его умирать. Жандос Асуатов тогда выжил и простил Кудайбергенова. А мама Асуатова пришла в суд и попросила судью освободить Кудайбергенова. Кызылординские судья и прокурор так и сделали. Так вот, в трагедии, произошедшей в Алматы, виноваты не только полицейские, прокуроры и судьи, но и наша беспринципность. Не примирись Асуатов, сейчас Денис Тен был бы жив, а Кудайбергенов сидел.
Второй подозреваемый, Киясов, тоже привлекался за кражи магнитол у себя в Мерке. Суд освободил его от уголовной ответственности. И тут потерпевшие простили Киясова. 
Такого всепрощенчества нет нигде в мире! Хулиганы, калечащие людей, воры, грабители и насильники женщин тысячами уходят от наказания! У нас достаточно заплатить потерпевшему. Или вымолить прощение, послав свою маму с бабушкой поваляться на коленях. Или запугать.
Безнаказанность привела Кудайбергенова и Киясова к криминальным гастролям по стране. К наглым кражам, грабежам и разбоям. И, наконец, к гибели Дениса.
Я считаю, что надо менять Уголовный кодекс. Возместил ущерб потерпевшему - получи срок поменьше. Я ни в коем случае не предлагаю карать только лишением свободы. Преступления бывают разными, в том числе по неосторожности. Штраф, общественные работы, пробационный контроль - хоть какое-то возмездие. Но только не полная безнаказанность криминала! Выход один - необходимо отменить прекращение уголовных дел за примирением. Не надо путать гуманизацию и вседозволенность. 
Джохар Утебеков, адвокат
 


  • ДИАГНОЗ

Золотые запчасти

В Алматы началась волна закрытия магазинов, реализующих запчасти. На Кар-сити прошла целая облава. Но являются ли магазины причиной разгула автоворов? 
Вот что по этому поводу написал на своей странице в фейсбуке известный тележурналист и автоэксперт Ибраш Нусупбаев: 
- Причину роста автокраж полуграмотные эксперты и некоторые чиновники связывают исключительно с существованием рынка бывших в употреблении запчастей. А в реальности причина роста автокраж связана с космическими ценами на новые запчасти из-за высоких таможенных пошлин и налогов, а также с попытками монополизации рынка запчастей некоторыми официальными дилерами под девизом защиты «авторских прав». К примеру, если в США амортизаторы на один известный бренд стоят $9.99 - для города, $18.99 - город-бездорожье, $29.99 - тяжёлое бездорожье, то у нас эти же амортизаторы стоят в двадцать раз дороже. Крестовина - $9.99 (США), $60-80 (Казахстан). Рулевая рейка - $97 (США), $862-950 (Казахстан). А как вам такая реклама в США - «4 колеса за $100! Замена бесплатно»? Заметьте, это цены в стране, где средний размер зарплаты составляет более 3 тысяч долларов! Но даже при нашей средней зарплате в 300 долларов американские цены на новые запчасти нам кажутся фантастически низкими, так как за простую «железяку» стоимостью в пару долларов в Казахстане приходится нередко выкладывать месячную зарплату. Поэтому неудивительно, что спрос на б/у запчасти у нас столь высок. А если есть спрос, то будет и предложение - это главный закон рынка. В итоге тысячи безработных юношей, вооружившись отвёртками, выходят каждую ночь, а теперь и каждый день, на преступный промысел. За счёт автовладельцев богатеет небольшая кучка хозяев «автоконструкторов». В их интересах поддерживаются взвинченные таможенные пошлины и налоги на новые автомобили и запчасти. Вследствие этого автопарк Казахстана стал стремительно стареть, и наша страна превращается в сборище автохлама. Самое печальное заключается в том, что высокие цены на запчасти стали причиной возникновения организованных преступных групп по добыче и реализации б/у запчастей. И пока мы не искореним эту причину, все рейды по магазинам и их закрытие будут бесполезны. 


Олег БЕЛОВ
Фото Ильи ОДЕГОВА и из архива