ГРОЗЫ И УГРОЗЫ

21:36 16/10/2018

254
Спасатели алтайских лесов. Восточный Казахстан по запасам ценных древесных пород является крупнейшим в республике. Поэтому здесь наиболее остро стоит проблема по охране лесных массивов.

Огромная территория области в табеле о рангах считается одной из самых грозоопасных. Купы уникальных кедрачей, свечи лиственниц и пихтачей, расположенные высоко в горах, постоянно находясь на мощном на солнцепёке, являются лёгкой добычей для огненной стихии. Очаги возгорания возникают чуть ли не каждую неделю. Нередко в этом повинен и человек. Особая роль в локализации и дальнейшем купировании лесных пожаров отведена Восточному звену РГКП «Казавиалесоохрана».

С грохотом рассекая огромными лопастями клубы белоснежных облаков, наша пожарная «вертушка» прытко ввинчивалась в бездонную синеву неба, отодвигая линию горизонта. Там за нагромождением хребтов, подёрнутых голубой дымкой, начала постепенно проявляться нескончаемая лента дремучей тайги. Когда вертолёт подлетел поближе, я заметил следы чёрных проплешин со свечами обугленных стволов, устремлённых в небо. Это были оставшиеся неизгладимые последствия грандиозного пожара, бушевавшего здесь в конце прошлого столетия. Особенно сильно огненное чудовище свирепствовало в Катон-Карагайском заповеднике и в районе высокогорного озера Маркаколь. Тогда мне довелось как раз быть в этих самых местах и своими глазами наблюдать, как самоотверженно тушили пожар авиадесантники лесоохраны.

Теперь, по прошествии нескольких десятков лет, я по редакторскому заданию газеты решил вновь побывать в этих местах и поучаствовать во время одного из облётов спецов Восточно-Казахстанского подразделения Республиканской авиаохраны лесов по этим местам пепелищ. Весь полёт проходил в штатном режиме. Благополучно, без эксцессов, прочесав сотни километров таёжных массивов и не обнаружив ни одного подозрительного участка с тлеющим после недавней грозы сушняком, наш МИ-2 приземлился в местечке Рахмановские ключи, чтобы проверить состояние средств пожарной безопасности в местном лесничестве.

Но дальше, увы, всё пошло наперекосяк, и нашему экипажу пришлось участвовать (в качестве статистов) чуть ли не в настоящем полнометражном триллере. Человек полагает, а Бог располагает. Как позже оказалось, успокоились мы преждевременно. Погода в горах коварна и труднопредсказуема. В считаные минуты порывы верхового ветра нагнали грозовые тучи. Загромыхало. Небо прочертили зигзаги ослепительных стрел. Одна из них неожиданно поразила стоящую поодаль на взгорке высохшую лесину и расщепила её надвое. Вспыхнуло пламя. Слава Всевышнему, сошедший с небес ливень загасил начинающий заниматься огнём сухостой. Когда страсти улеглись и мы, получив разрешение на взлёт, отправились восвояси, то по пути следования наш лётчик-наблюдатель, вооружённый мощным морским биноклем, неожиданно обнаружил на одном из дальних склонов скрытый козырьком скалы подозрительный огонёк, о чём немедленно сообщил по рации в лесничество.

Путь домой, выражаясь высоким слогом, был более чем тернист. Вокруг творилось что-то невообразимое. Вертолёт бросало из стороны в сторону, словно пушинку. Сплошь воздушные ямы да ухабы. Нашему опытному кормчему, налетавшему не одну тысячу часов, пришлось нелегко, выискивая лазейки в кромешном природном беспределе. Добирались мы довольно долго, обходя окольными путями грозовой фронт, и пилот начал явно нервничать, с тревогой поглядывая на стрелку прибора, показывающую уровень горючего. Она неумолимо приближалась к красной черте. Обошлось… И керосина хватило, и молнией не шибануло. Громовержец, вероятно, посчитал нашу винтокрылую малютку целью, не заслуживающей своего божественного внимания. Обращаюсь к своему визави, Андрею Коншу - командиру Восточно-Казахстанского авиазвена, с давно вертящемся на языке вопросом:

- Андрей Владимирович, такое необычное нынешнее турне - исключение? Или работа в подобных экстремальных условиях не такая уж редкость?

- Не скажу, что похожие передряги происходят часто. Хотя случаев на грани фола - хоть отбавляй. Вот, для примера, недавняя ситуация на одном из высокогорных участков Зыряновского лесхоза, когда нам, чтобы ликвидировать мощный очаг возгорания лесного массива, расположенного в труднодоступном, скалистом каньоне, пришлось к кромке огня десантироваться с помощью специального спускового устройства. Когда пошла вторая группа, я получил сообщение от пилота, что температура двигателей на пределе (жара в тот день стояла невероятная - более 40 градусов по Цельсию) и в любой момент «вертушка» может рухнуть на скалы, а у меня как раз человек висит на тросе в 20 метрах от земли. Хорошо, когда хорошо кончается. Тогда, слава Богу, всё обошлось. Наверное, вмешались высшие силы. Да и подвешенный на тросе десантник оказался настоящим профессионалом. Быстренько ориентировавшись в обстановке, он в мгновение ока скользнул по шнуру вниз и, выражаясь фигурально, попал «из огня да в полымя», оказавшись на передовой, в одной шеренге со своими товарищами, практически на линии огня. Остудив немного двигатели и чуть передохнув, мы продолжили свою рутинную работу. В этот день нам довелось ещё довольно долго усмирять разбушевавшийся пожар, считающийся из категории самых опасных. Хочу добавить, что в таких тяжелейших, экстремальных условиях, связанных с большими рисками не только для здоровья, но нередко и для жизни, приходится работать не только нашим сотрудникам, но и всему экипажу вертолёта.

- Какие, на ваш взгляд, существуют проблемы, узкие места в нынешней деятельности авиаподразделения, требующие безотлагательного разрешения?

- Масштабных проблем нет. Если же по мелочам, то мы их решаем собственными силами, а узкие места расшиваем в рабочем порядке. Тех, же особо больших, серьёзных, которых было немало в деятельности нашей службы в 90-х, конечно, уже не существует. Таких, как постоянная нехватка средств пожаротушения, хроническое отсутствие вертолётов и перебои с горючим для них, финансирование и т. д. Ныне по данным направлениям всё осуществляется на должном уровне.

Огонь - это, безусловно, великое благо, и Прометею, похитившему его у богов и подарившему людям, - низкий поклон. Но вот бесконтрольный, необузданный огонь - это, пожалуй, одна из самых опасных и непредсказуемых стихий, с которой нельзя быть на «ты», и ухо надо всегда держать востро. Сколько бед приносят пожары ежегодно экономике, сколько забирают человеческих жизней. Поэтому сотрудники всех служб, которые защищают от этой природной напасти и нас, и наши жилища, и главное богатство зелёной планеты - лес, достойны самых высших похвал. Важно, чтобы они никогда не испытывали недостатка в технических средствах и были социально защищены. А летучим огнеборцам хочется от всей души пожелать чистого неба, мягкой посадки при самых непредвиденных, нештатных ситуациях. Ну и… чтобы было поменьше работы.

Анатолий ЛАПТЕВ