НАСТАСЬЯ КИНСКИ. КАК НЕ ПОТЕРЯТЬ СЕБЯ

00:53 21/11/2018

243
Что, по мнению знаменитой актрисы, объединяет людей. Детство Настасьи Кински не было усыпано розами. Она наблюдала развод родителей. Оставшись с матерью, испытывала острую нужду. Но один вечер, проведённый на дискотеке, полностью изменил её жизнь.

Её пригласили в кино, и уже первая роль принесла награду. Ей посчастливилось работать со многими знаменитыми режиссёрами. Она является членом жюри Каннского фестиваля. В 2011 году Кински стала членом Американской киноакадемии. Но в этом году в биографии одной из самых обворожительных актрис современности появилась и казахстанская запись – она стала членом жюри первого фестиваля Almaty Film Festival.

- Настасья, вы являетесь немецкой актрисой. Смогли бы вы состояться как актриса в другой стране?

- Сложно сказать. Я ведь ещё и полька, немного и русская. Как актрису меня открыли случайно. Я хотела стать танцовщицей или доктором. Не знаю, что бы со мной было, если бы не случайность. Может быть, я и стала бы хорошей танцовщицей или лечила людей, потому что меня привлекала медицина. Но жизнь так устроена, что один удачный случай может всё изменить. И это не зависит от страны. А потом я приняла решение, чем мне заниматься. Есть люди, которые хотят заниматься в своей жизни только одним делом. И кроме всего прочего я влюбилась в кино. И эта страсть оказалась сильнее всех других желаний.

Что в имени твоём?

- Вы выросли на классической литературе, и отец дал вам имя из романа Достоевского. Правда ли что ваши дети Соня и Алёша названы в честь героев Достоевского?

- Это абсолютно случайное совпадение. Просто мне очень нравятся имена Алёша и Соня. И это было не из-за книги. Хотя, конечно, когда-то я читала произведения Фёдора Михайловича. Но о Достоевском я больше думаю как о человеке, а не как о писателе. В Петербурге я специально посетила места, где он жил и работал. Я представила, как тяжело ему было там жить и творить. Именно в тот момент я поняла, что назвала Соню именем его героини. Любовь к литературе мне привила мать. Также у меня были очень хорошие школьные учителя. К этому также имеют отношение и все великие режиссёры, у которых я снималась. Они поощряли моё увлечение литературой. Вим Ведерс и Роман Полански принесли мне целую стопку книг, и для меня это было настоящей школой.

- Чем вас привлекает Казахстан?

- Это мой второй приезд в Казахстан. Я хочу больше узнать об этой стране. Я немного знаю историю Казахстана, знаю о тех изменениях, которые происходят у вас. Скажу честно, я бы хотела здесь пожить и даже сняться в кино. Здесь снимают интересные картины, и я бы хотела поработать с казахстанскими режиссёрами.

- Вы были на фестивале «Евразия» и на нынешнем фестивале Almaty Film Festival. У вас нет ощущения, что это один и тот же фестиваль?

- Наверное, они разные, но ведь и мы меняемся. Я сама была другой, когда приезжала в первый раз в Казахстан на фестиваль «Евразия» восемь лет назад. Мне понравились оба фестиваля.

Клонирование убивает личность

- Вы снимались в фильме «Точная копия» с Кристофером Ламбертом. Он посвящён семейным взаимоотношениям. Как у вас складываются отношения с детьми?

- Я отвечу так же, как и любой человек, которому будет задан этот вопрос: я их люблю. Они потрясающие, они такие забавные. Моя младшая дочь - замечательная актриса. Я всегда считала, что мои дети делают то, о чём они мечтали. И я всегда их в этом поддерживаю. Но главная тема фильма – это клонирование. Не секрет, что сейчас занимаются клонированием не только животных, но и людей. Все забывают, что прежде всего нужно быть личностью. И поэтому клонирование – это очень опасно. Потому что вроде бы это тот же самый человек, но на самом деле это не так. Я считаю, что необходимо запретить клонирование. Может быть, для медицинских исследований это важно, но нужно знать границу, за которую нельзя заходить.


Кстати
Настасья Кински дебютировала в фильме «Ложное движение» (1975) немецкого кинорежиссёра Вима Вендерса. В этой картине по мотивам романа Гёте «Годы учения Вильгельма Мейстера» она играла под своей настоящей фамилией — Накшиньски. Кински говорила, что её увидел Вендерс в рок-н-рольном клубе, где она по воскресеньям танцевала с подругами, и предложил сыграть в кино. Он взял её телефон, позднее она забыла о разговоре, но люди Вендерса постоянно звонили ей. Кински сказала, что она согласилась сниматься в основном из-за денег, хотя гонорар был небольшой, но для неё это была крупная сумма, ей и её матери были нужны эти деньги. За свою первую роль она была удостоена кинематографической награды Германии Deutscher Filmpris в категории «За выдающиеся достижения». Кински вспоминала, что она была знакома с Вендерсом с 12 с половиной лет, а её первый фильм был для неё просто «приключением» и «путешествием», камеру она не замечала.
В 1976 году Кински познакомилась с кинорежиссёром Романом Полански, который предложил ей пройти курсы актёрского мастерства в актёрской студии Ли Страсберга в Лос-Анджелесе, куда она затем переехала на шесть месяцев. В 1979 году Полански начал экранизацию романа Томаса Харди «Тэсс из рода д'Эрбервиллей» и пригласил Кински сыграть главную роль в картине «Тэсс». Для подготовки к роли Кински провела несколько месяцев в английском графстве Дорсет и в Национальном театре Лондона, чтобы приобрести правильное произношение и избавиться от своего акцента. В Дорсете она жила на ферме, где работала и доила коров, как это делала героиня фильма. Фильм получил успех как в американском кинопрокате, так и у критиков, и актрису пригласили присутствовать на церемонии вручения «Оскаров». В своём интервью после выхода фильма актриса отмечала, что у неё был похожий жизненный опыт и она может отождествить себя с Тэсс. Роль Тэсс, за которую Кински получила премию «Золотой глобус» (в номинации «Лучший дебют актрисы») и номинацию на «Сезар», принесла ей известность и вывела на мировой уровень.


- Какая роль для вас самая любимая?

- В Алматы во время фестиваля был показан фильм «Париж, Техас». Но я должна сказать, что люблю все свои роли. Каждая из них - это часть большого путешествия в моей жизни.

- Как на вас повлияла работа с Френсисом Копполой и Андреем Кончаловским?

- Они оба просто замечательные. Я такая же, как и вы. Я просто обожаю их работы. Я училась у них очень многому. Какое счастье было работать с ними и наблюдать за ними! Я, наверное, как океан, я вбираю в себя и учусь. Я их люблю, но я люблю всех режиссёров, с которыми работала. Например, Кончаловский, он словно смотрит сквозь тебя. Конечно, до съёмок в его фильме «Возлюбленные Марии» я смотрела его картины, включая «Сибириаду». И я поняла, как мне повезло. И вот однажды он сказал, чтобы я пошла с ним в церковь. А он знал, что я не крещёная. Он дал мне маленький православный крестик. И меня крестили, хотя я была уже взрослой. Это был особенный день в моей жизни. Но я должна сказать, что верю в любую религию. Потому что вера нас всех объединяет.

- Алексей Петрухин во время Almaty Film Festival сказал, что кино также объединяет людей. Не кажется ли вам, что оно плохо выполняет эту функцию, если посмотреть, сколько войн и конфликтов в мире? Похоже, что однополярный кинематограф, который навязывает Голливуд, так же деструктивен, как и однополярная политика.

- В каждой религии есть то, что их объединяет. И здесь важно понимать, что требуется от нас самих. Мой первый муж был египтянином, он мусульманин. Хотя сама я внутри больше христианка. В то же время я изучала буддизм. Всю свою жизнь я стараюсь узнавать что-то новое. Это очень важно, ведь нас окружает так много культур. Я верю в Бога и думаю, что мы выполняем божественную волю, когда помогаем друг другу и поддерживаем мир. Мы можем быть разными, но мы должны принимать друг друга. Ведь, несмотря на эту разницу, нам в жизни нужны одни и те же вещи. И кино может выразить это очень точно. Оно должно способствовать этому всеми возможными способами. Я родилась в Западном Берлине, главном символе разделённого мира. В момент, когда в Берлине рухнула стена, я не находилась в этом городе. Но я была счастлива, что жила в тот момент, когда эта стена была разрушена. Теперь Берлин для меня – это символ мира. Как сказал Джон Кеннеди: «Ich bin ein Berliner» («Я - берлинец»). Но в то же время я ощущаю себя человеком мира. И куда бы я ни приехала, я чувствую себя как дома, в том числе и в Казахстане. Считаю, что миссия кино в том, чтобы помогать нам быть вместе. Потому что если этого не будет, мы будем потерянными.


Олег БЕЛОВ
Фото из архива Almaty Film Festival