ОБЗОР КАЗАХСКОЙ ПРЕССЫ: «Известный казахский писатель насчитал Алматы свыше 100 тысяч старых дев»

01:01 20/02/2019

284
​Оказывается, сексуальных сцен в классической казахской литературе (в том числе и в древней, вы не поверите и даже в советской) неожиданно много.

Весьма страстные порой даже откровенные сцены «махаббатизации» («махаббат», т.е. любовь) имеет место во многих произведениях известных широкому кругу казахских писателей.

Так, например, по мнению одного из видных классиков казахской литературы Кабдеша Жумадилова сексуальная жизнь казахов была довольно насыщенной.

В интервью газете «Айкын» писатель поделился своими весьма неожиданными умозаключениями по этому поводу.

– Мы знаем вас как мыслителя, писателя, освещающего особо важные и социально-исторические темы казахского общества. Так что же побудило вас перейти к написанию эротических рассказов? Связано ли это тем что книги уже потеряли былую популярность, и вы таким образом решили заманить читателей эротического жанра в вашу сторону?

– Нет. Боюсь, что вы заблуждаетесь в ваших взглядах. Какой-либо цели увеличить читательскую аудиторию посредством эротических рассказов у меня не было.  Читающих Жумадилова меньше не стало.

Да, стоит признать, что роль и ценность книг в современном мире изменилась. Современный читатель предпочитает добывать информацию с интернета, нежели с книг.

Однако это не означает, что читателей стало меньше. Если произведение хорошее, его все равно прочитают. Не важно новое или старое, все равно его не забудут. На достойные творение будет спрос всегда.

Да, я написал рассказы «Толғанайдың түні» («Ночь Толганай»), «Әмбебап әйел» («Универсальная женщина»), «Кәрілерге ем болатын дәрілер» («Средства от старения»), «Тұл махаббат» («Бесплодная любовь»).

В эротический жанр я пришел вполне осознанно. Я считаю, что мы всегда должны держать в уме проблемы демографии так как рост численности нации особо актуален в наше время.

В доказательство моих слов взгляните на нашу богатую и далекую историю. У казахов издревле вполне свободно практиковалось многоженство.

Существовал так называемый институт аменгерства (обычай левирата). В те времена было очень много войн и междоусобиц, численность мужчин постоянно сокращалась.

Именно посредством многоженства наши предки решали, так сказать компенсировали вопрос восполнения численности

Аменгерство — то же самое. Женщина, которая потеряла мужа уходила к другому, однако не покидала племя. Если честно, то я за сохранение этого казахского обычая.

Какова сегодняшняя ситуация? К сожалению, сегодня среди нас очень много слабых и бессильных мужчин, которые не могут удовлетворить даже одну женщину, не говоря уже о двух. Это и есть наша трагедия.

Оказывается, в Алматы огромное количество старых дев, только подумайте их свыше 100 тысяч. Я призываю казашек после 30 лет не выбирать женихов, так как после 30 лет замуж следует выходить не выбирая

Вот если бы эти девушки согласились на роль токал и рожали – это уже было бы большим импульсом для роста численности казахов. Сегодня для нас важен каждый ребенок…

Однако...

Однако объяснить причем тут эротические рассказы писатель так и не удосужился.

Так какой была сексуальная жизнь в казахской степи? Журналист сайта esquire.kz Гульнура Джакимбай обнаружила что сексуальных сцен в классической казахской литературе неожиданно много.

Одна из них подробно описано в трилогии Абдижамила Нурпеисова «Кровь и пот». По мнению журналиста, роман изобилует интимными сценами.

Вот ночь, когда главная героиня Акбала в отсутствие мужа изменяет ему с заклятым врагом – возлюбленным своей юности – Танирбергеном:

«Спичка погасла, в темноте мурза кинулся на Акбалу, грубо схватил ее, повалил, стал сильно целовать, царапая усами. Мурза жадно шарил в темноте по ее телу, шумно дышал, и Акбала вдруг почувствовала, что она хочет его, что он один ей дорог и нужен, и она так притянула его за шею, так прижалась, застонала, так приникла лицом к его голой груди, наслаждаясь мужским запахом, что только под утро успокоилась».

В романе необычно много женских измен, так или иначе своих мужчин обманывают все героини, причем в других случаях никакой любви, ни юношеской, ни зрелой уже нет. Только страсть, вожделение, физиология.